Хлебозавод № 7: что дальше?

Екатерина Старцева

К сожалению, еще одно заявление Архнадзора на пополнение реестра объектов культурного наследия получило отказ. Речь идет о хлебозаводе № 7. Это оригинальное сооружение необычной формы, расположенное между 2-м и 3-м Павелецкими проездами, было построено по проекту инженера Георгия Петровича Марсакова в 1933 г.

До начала 1930-х гг. хлеб в городах всего мира производился в небольших пекарнях, труд в которых, несмотря на появление отдельных механических устройств, оставался практически полностью ручным и потому очень тяжелым. Георгий Марсаков создал первые в мире автоматические хлебозаводы, главная особенность которых — расположение производственного оборудования по принципу кольцевого конвейера, чему соответствует цилиндрическая форма здания завода. Благодаря их вводу в эксплуатацию Москва вышла на первое место в мире по уровню хлебопекарной механизации, улучшив качество и во много раз увеличив количество производимого хлеба.

Георгий Петрович Марсаков родился в 1886 г. под Верхнеуральском. Выдающиеся способности, проявившиеся с раннего детства, позволили ему, несмотря на материальные трудности семьи, поступить в Томский технологический институт и окончить его с отличием сразу по двум специальностям: инженер-механик силовых установок и холодильного оборудования. Поступив сразу после окончания института на строительство пушечного завода в Царицыне (ныне Волгограде), Марсаков стал руководителем монтажа металлургических цехов, а затем начальником нескольких цехов и заместителем главного инженера.

Марсаков в технологическом институте

С начала 1920-х годов его деятельность не ограничивалась техническими задачами, он по личной инициативе начал создавать крупные проекты по организации обеспечения населения пищевыми продуктами. В это время он разработал и успешно реализовал план сети холодильников для заготовки скоропортящихся мясных и других продуктов в Царицынской губернии. Разработанная Марсаковым сеть функционировала настолько хорошо, что даже обеспечила возможность поставки продукции в Москву.

В те же годы Марсаков поставил перед собой задачу спроектировать хлебозавод нового типа, значительно переработав и усовершенствовав применявшееся тогда в пекарнях немецкое оборудование. Для этого в Днепропетровске была организована конструкторская группа под его руководством, которая занялась разработкой экспериментального оборудования. Чтобы получить необходимые дополнительные знания и содействие, Марсаков поехал в Москву. Здесь, изучив работу разных конвейеров, инженер пришел к революционной мысли о создании кольцевого жесткого конвейера.

«Вместо того чтобы цепью тянуть конвейер с направляющими роликами по рельсам, не проще ли положить рельсы на стационарные, неподвижно укрепленные на земле ролики? Приведенные во вращение электромотором ролики на шарикоподшипниках дадут ход рельсам. Цепь станет излишней», — писал Марсаков в докладной записке.

По расчетам инженера, такое оборудование, при незначительных затратах энергии, способно принять груз большой тяжести. Круговое движение конвейера позволяет, в сочетании с механизацией выпечки хлеба (обычная печь была заменена кольцевой конвейерной печью), создать завод-автомат, основанный на едином принципе движения.

Проект Марсакова поддержали крупные инженеры и ученые; ему была дана возможность построить небольшой опытный завод в Москве на Большой Семеновской улице, который был пущен в 1929 г.

В организованном Марсаковым коллективе конструктор, архитектор, строитель, технолог, организатор производства и инженер-практик должны были работать совместно, как одна команда. Архитектура должна была соответствовать ведущей производственной идее здания; архитектор, как и проектировщик завода, становился организатором производства; он должен был представлять, что будет делать каждая машина внутри здания, а конструктор отдельной машины должен был приспособить ее к производственному процессу в целом. Подобный подход находился в русле идей и принципов архитектуры конструктивизма, в соответствии с которыми форма здания определяется его функцией и особенностями технологического процесса производства: цилиндрическая форма производственного корпуса хлебозавода соответствует кольцевому конвейеру внутри него.

Так был разработан проект крупного автоматического хлебозавода, оборудование которого представляет собой систему кольцевых конвейеров, обеспечивающих непрерывное производство хлеба по вертикали сверху вниз. Татьяна Владимировна Царева, ведущий эксперт по архитектуре 1920-х — 1930-х годов и исследователь хлебозаводов этого периода, так характеризует проект Марсакова: «На основе сочетания конструктивной системы – жесткого кольцевого конвейера и вертикальных связей, осуществлявшихся наклонными транспортерами, было создано уникальное зонирование технологического процесса, породившее типологически новое промышленное сооружение».

Схема хлебозавода системы Марсакова с жестким кольцевым конвейером

Пуск первого хлебозавода, построенного по системе Марсакова, – хлебозавода № 5 (Ходынская ул., д. 2) производительностью 250 тонн хлеба в сутки – состоялся в ноябре 1931 г.

Постройка первого кольцевого хлебозавода-автомата имела большой общественный резонанс не только по причине высокой производительности, но и из-за впечатляющего архитектурного и градостроительного решения, представлявшего собой удачный пример строительства промышленного объекта в городе.

Опыт работы хлебозавода № 5 в течение полутора лет был учтен при проектировании и строительстве следующего завода кольцевой системы – хлебозавода № 7.

Здание хлебозавода № 7 является выдающимся образцом архитектуры конструктивизма и имеет характерные для этого стиля признаки: сопряженные друг с другом разновысокие объемы корпусов в виде простых геометрических тел (в данном случае цилиндров и параллелепипедов), ленточное остекление. К большему цилиндрическому объему высотой в шесть этажей с противоположных сторон примыкают два параллелепипеда лестничных клеток. Между ними на уровне пятого этажа половину здания опоясывает крытая консольная галерея, обращенная в сторону меньшего (трехэтажного) цилиндрического объема. Последний имеет крышу в виде купола и дополнен цилиндрическим объемом экспедиции увеличенного радиуса на уровне первых двух этажей.

Помимо Марсакова, в проектировании хлебозавода № 7 участвовал ряд архитекторов и инженеров. В их числе — Иосиф Владимирович Шервуд, архитектор из знаменитой династии Шервудов.

Строительство хлебозавода № 7 являлось частью важной государственной задачи, поставленной руководством страны в 1931 г. – в кратчайший срок добиться в Москве и во всех крупных городах и промышленных центрах полной механизации производства в хлебопекарной промышленности. Руководители города и страны уделяли этому большое внимание, принимали участие во всей организации дела: на строительстве завода бывали Л.М. Каганович, Н.С. Хрущев, А.Е. Бадаев, Н.А. Булганин, а также Максим Горький, который в молодости работал в пекарне и знал на своем опыте, сколь тяжелым был труд пекаря.

Хлебозавод № 7 Кировского района производительностью 300 тонн хлеба в сутки был введен в эксплуатацию 14 марта 1933 г. Вскоре после его запуска, 11 мая 1933 г., в Кремле Марсакову была вручена высшая награда в стране – орден Ленина.

Заводы по проектам Марсакова продолжали строиться в 1934–1935 гг., планировалось их сооружение по всей стране. Об этих заводах рассказывают вышедшие в 1933 г. книги К.Л. Гальперна «Идеи и дела инженера Марсакова» и А.Е. Бадаева «Большая победа пролетариев Красной столицы». В книге Гальперна подробно описана работа Марсакова над различными проектами, а также его жизнь и характер.

Марсакову предложили начать работу над применением принципа кольцевого конвейера в других областях промышленности, в том числе в металлургии, для чего он поехал на Урал. О дальнейшей судьбе Марсакова известно мало. Он умер в 1963 г. В некрологе, напечатанном в журнале «Хлебопекарная и кондитерская промышленность», были отмечены его выдающиеся заслуги и то, что он до последних дней жизни принимал активное участие в совершенствовании и развитии предприятий хлебопекарной промышленности.

До недавнего времени хлебозавод № 7 являлся действующим предприятием. Сейчас из-за банкротства владельца завод закрыт, дальнейшая судьба его пока не ясна. Важно, чтобы новый хозяин осознавал ценность здания и возможность его приспособления к новым функциям. Учитывая особенности дальнего Замоскворечья, можно с уверенностью сказать, что хлебозавод № 7 может найти новое применение (в качестве, например, досугового центра), которое будет широко востребовано местным сообществом. Достаточно вспомнить успешный опыт приспособления к новому использованию другой постройки Марсакова – хлебозавода № 9 на Новодмитровской улице, ставшего центром нового творческого квартала рядом с известным дизайн-заводом Флакон (этому заводу посвящена недавно вышедшая книга Елены Борисовны Овсянниковой и Николая Васильева). В то же время, само здание хлебозавода № 7, благодаря своему оригинальному архитектурному решению, продолжило бы оставаться градостроительной доминантой района.

Хлебозавод № 9

Проблема сохранения исторических хлебозаводов Москвы была впервые поднята в статье Т.В. Царевой «Плоды конверсии». На сегодняшний день лишь один из них – хлебозавод № 5 на Ходынской улице – обладает охранным статусом (не спасшим, впрочем, памятник от строительства вплотную к нему нескольких башен).

Хлебозавод № 5 в окружении башен

Вероятно, решение об отказе в постановке на охрану хлебозавода № 7 связано как раз с тем, что один из заводов системы Марсакова уже признан объектом культурного наследия – и этого достаточно. Не можем согласиться с подобной логикой. Выстроенные Марсаковым в Москве кольцевые хлебозаводы существенно отличаются друг от друга по своей архитектуре; каждый из них по-своему уникален и должен быть сохранен.

Фотографии: Екатерина Старцева
В статье использованы иллюстрации из книг К.Л. Гальперна «Идеи и дела инженера Марсакова», А.Е. Бадаева «Большая победа пролетариев Красной столицы» и Н.Ф. Гатилина «Хлебозаводы».
Распечатать статью Распечатать статью

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *