Погром Большой Никитской продолжается


Заявление Общественного движения «Архнадзор»

1.

8 апреля 2021 года опубликован приказ руководителя Мосгорнаследия Алексея Емельянова  об утверждении, а фактически о сокращении территории памятника федерального значения – усадьбы графа Владимира Орлова с флигелем (Б. Никитская улица, 5 / Романов переулок, 7). Ранее утвержденная территория сокращена приказом чуть больше чем до подошвы зданий, из-под защиты выведен почти весь усадебный двор.

Изменения территорий памятников не являются, по закону, предметом историко-культурной экспертизы, и мотивировочная часть в приказах такого рода попросту отсутствует. Теоретически на вопрос о научных основаниях своего решения г-н Емельянов может ответить правду: что их нет — и ничего ему за это не будет.

2.

Территория, выведенная из-под защиты первого правового режима, автоматически остается под защитой второго – режима зоны охраны памятников, или охранной зоны. Если режим территории памятника вовсе исключает новое строительство, то режим охранной зоны допускает его для случаев «регенерации утраченных элементов историко-культурной среды». Поэтому всякая интрига с вырезанием из территории памятника предполагает одновременную манипуляцию с охранной зоной. То есть либо вырезание из нее, либо прописывание запредельных градостроительных регламентов для нового строительства.

Действительно, уже 9 апреля, на следующий день после приказа о сокращении территории памятника, опубликован для общественного обсуждения Акт государственной историко-культурной экспертизы «Проекта зон охраны… на территории квартала № 42, ограниченного улицами Б. Никитская и Воздвиженка, Романовым и Б. Кисловским переулками».

Акт подписан еще 5 апреля, когда территория памятника существовала в прежнем виде, то есть на месте усадебного двора в принципе не мог быть образован регламентный участок и не действовал Градкодекс. Проектировщики до 8 апреля не имели права разрабатывать строительный регламент для усадебного двора, а государственные эксперты должны были отметить в своем акте только незаконность проектирования.

Притом из самого текста экспертизы (стр. 27) выясняется, что предложение сократить территорию памятника разработано… в самом проекте изменения зоны охраны (проектировщик – ООО «ПЛАН», стр. 4).

3.

Интрига раскрывается на странице 28 Акта экспертизы. Оказывается, существует решение Градостроительно-земельной комиссии (ГЗК) при мэре Москвы от 10 сентября минувшего года «о рассмотрении возможности выявления градостроительного потенциала под развитие жилой застройки» на дворовом участке усадьбы Орлова.

Иными словами, мэр Москвы и его пресловутая ГЗК решили сократить территорию памятника федерального значения, выдающегося произведения классицизма, входящего в Альбомы Матвея Казакова в качестве одного из лучших зданий города XVIII века, принадлежавшего екатерининскому директору Академии наук. На вопрос, почему они так решили, есть только один ответ: потому что некий застройщик вошел в мэрию с этим предложением.

4.

Каждая городская усадьба есть соотношение застроенных и незастроенных пространств. В предмете охраны каждой усадьбы, в идеале, делается запись о сохранении этого соотношения. Охраняя усадьбу, мы охраняем не только тела зданий, но и воздух между ними в исторических межах. Охраняем то, что и делает усадьбу усадьбой. Инструмент этой охраны – правовой режим территории памятника.

При ином понимании тысячи городских и сельских усадеб Москвы и страны представляют собой лишь резерв «жилой» и прочей застройки. Все 1990-е и 2000-е годы администрация Юрия Лужкова забивала усадебные дворы жилыми, офисными и торговыми комплексами из стекла и бетона, а сотни спроектированных, но не утвержденных территорий памятников пылились в шкафах, чтобы не мешать строительству. Утверждение проектов территорий одним пакетом в 2010 году, накануне ухода прежней городской администрации, стало одним из крупнейших завоеваний градозащиты за несколько десятилетий.

До сих пор мы полагали, что действующая администрация города понимает смысл этого завоевания. Теперь оказывается, что для возвращения в «лихие 1990-е» на территории любого памятника достаточно желания Градостроительно-земельной комиссии при мэре Москвы, то есть желания самого мэра, и приказа Мосгорнаследия.

5.

Градостроительный регламент, утверждаемый для усадебного двора, допускает строительство шести-восьмиэтажного здания высотой 26-33 метра (стр. 37 акта экспертизы), а «эксперты» с этим соглашаются.

Задача государственной экспертизы, как она сформулирована в законе, – проверка соответствия проекта самому закону. Ясно, что строительство никогда не существовавшего объекта не является «регенерацией», определяемой как «восстановление, воссоздание, восполнение частично или полностью утраченных элементов и/или характеристик историко-градостроительной и/или природной среды». Настоящие эксперты должны были только констатировать это несоответствие – и отклонить проект. Однако специально подобранные «эксперты» (употреблять это слово без кавычек невозможно) просто называют строительство… регенерацией (там же, стр. 37).

Именно так поступали в 2000-е годы. За забором сносился двухэтажный дом, строился десятиэтажный, а на заборе и в шапке проекта писали слово «регенерация». Считалось, что шапка должна удовлетворить прокурора.

6.

Все три «эксперта» — Владислав Жомин, Виктор Соснин и Елена Федосеевааттестованы Министерством культуры только что, 4 февраля 2021 года. Теперь ясно, что они аттестованы для «грязной» работы.

7.

Заказчиком экспертизы выступает физическое лицо – Артем Михайлович Иванов (стр. 3). Имя, отчество и фамилия заказчика полностью совпадают с именем, отчеством и фамилией генерального директора ООО «Фокусальфа». В минувшем году именно «Фокусальфа» провернула аналогичную интригу на той же Большой Никитской улице, во владении 26/2, известном как усадьба Позднякова, или «Наполеоновский театр». Сначала при отнесении выявленного памятника к реестру были сокращены его состав и территория, а затем, при изменении регламентов охранной зоны, приговорен к сносу и замене шестиэтажным зданием усадебный флигель, предварительно лишенный охраны.

В очередной раз город имеет дело со скандально известным застройщиком Пресненского района. Он меняет юридические лица, но физические, стоящие за ним, по данным прессы, остаются прежними: Андрей Маталыга, Сергей Мефедов, Артем Дюмин. Их юридические адреса группируются, как правило, на той же Большой Никитской, в доме № 16, который Архнадзор пикетировал в январе 2019 года.

Именно эта группа лиц ответственна за снос усадьбы Неклюдовых на Малой Бронной улице в 2017 году.

Именно эта группа лиц пыталась уничтожить знаменитый дом Булошникова на Большой Никитской, 17 в 2018-2019 годах.

Когда эти люди получили в свое распоряжение «Наполеоновский театр», мы предположили, что город отдал его за дом Булошникова, выкупленный в казну. Теперь приходится допустить, что выкуп не ограничивался лишь одной усадьбой.

8.

Уничтожение аристократической Большой Никитской улицы вошло в новую фазу. Начавшееся в 2009-2011 годах со сноса флигелей и нового строительства в усадьбе князей Шаховских по заказу «Геликон-оперы», оно продолжилось разрушением усадьбы графа Льва Разумовского по коммерческому заказу в 2019 году. Угроза сноса и строительства в «Наполеоновском театре» не отведена, несмотря на все наши усилия.

Дом графа Орлова с флигелем входят в Красную книгу Архнадзора как подвергающийся реконструкции. Теперь угроза реконструкции нависла над самим пространством усадьбы.

9.

Общественное движение «Архнадзор» требует от Мосгорнаследия отклонить акт историко-культурной экспертизы «проекта зон охраны» квартала № 42.

Мы требуем от правительства Москвы пересмотреть формальные и неформальные отношения с компаниями Андрея Маталыги, Сергея Мефедова, Артема Дюмина, Артема Иванова и указать им на дверь.

Архнадзор констатирует, что государственная охрана культурного наследия в Москве перешла в стадию деградации, отброшена в 2000-е годы.

Пределы взаимопонимания с этой администрацией достигнуты, возможности диалога, вероятно, исчерпаны.

Распечатать статью Распечатать статью

5 комментариев

А как Академия наук отреагировала на этот выпад в свой адресс? "Граф Влади́мир Григо́рьевич Орло́в (8 (19) июля 1743 — 28 февраля (12 марта) 1831) — младший из знаменитых братьев Орловых, директор Академии наук."
Как это вообще возможно - уничтожать памятники ради клочка дорогой земли?
Побойтесь Бога те, кто уничтожает русскую культуру, историю и памятники!
А тем временем (похоже, что на праздники) снесли угловое здание в Тессинском переулке. Не знаю, какой был официальный статус, но в своём ряду (краснокирпичной архитектуры) оно обладало действительно очень высокой ценностью - точно выше рядового (среди усадеб) дома Неклюдовой. Жаль
К сожалению, дом на углу Тессинский-Б.Николоворобинский снесён ранее. Это стало очевидным после того, как 7 апреля вдоль Большого Николоворобинского переулка произошло обрушение лесов вместе с сеткой, исключающей обзор строительную площадки. В последующие 2-3 дня снос обрушившейся части и здания выше по Б.Николоворобинскому переулку был завершён. Оба здания (контора и корпус Воробинской бумагокрутильной фабрики Жучкова, 1883, 1890-1893 гг.) охранного статуса не имели. К середине апреля оставалась лишь небольшая часть фасада по Тессинскому, которая, возможно, будет сохранена при строительстве ЖК "Тессинский, 1" (проект С.Скуратова).

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *