Усадьба Позднякова лишилась последней защиты

Строение 3

Продолжается драматическое представление на сцене «Наполеоновского театра», усадьбы Позднякова на Большой Никитской, 26, спасению которой градозащитники Москвы посвятили семнадцать лет.

Напомним: в июне 2020 года, при отнесении этого выявленного памятника к реестру региональных, Мосгорнаследие сократило его состав и урезало территорию. Из усадебного ансамбля 1783-94 годов постройки исключены дворовый флигель (строение 3) и сам внутренний двор усадьбы. Решение подклеено экспертизой томского гастролера, аттестованного «эксперта» Петра Зыбайло. Тогда же мы предположили, что флигелю грозит надстройка или снос, а двору — застройка или перекрытие.

После отказа в охране флигель и двор защищала объединенная охранная зона. Если бы она оставалась неприкосновенной, можно было верить в честность намерений застройщика, ОАО «Фокусальфа». Дескать, случайный эксперт дал маху.

Как бы не так. Несколько дней назад Мосгорнаследие согласилось с экспертизой проекта изменения зоны охраны. Заказчик этой экспертизы, как и предыдущей, — «уполномоченный по культуре при уполномоченном по защите прав предпринимателей Москвы» Мария Ольшанская, с некоторых пор выступающая подрядчицей историко-культурных экспертиз в интересах бизнес-сообщества Москвы.

Схема регламентных участков

Из текста экспертизы следует (страница 28), что режимы охранной зоны меняются на единственном регламентном участке № 8, то есть именно на участке дворового флигеля и самого двора усадьбы. Допускаются реконструкция флигеля, «увеличение высотных и плановых габаритов», а «в случае отсутствия возможности сохранения», — «разборка», то есть снос.

Сам флигель 1783-94 годов вскользь передатирован на XIX век (страница 29), чего не было и в первой экспертизе, отказавшей ему в отнесении к реестру (страница 16 акта Петра Зыбайло). Высота новой застройки составляет («не должна превышать») до шести этажей, или 22,8 м (страница 30). Наконец, «допускается перекрытие дворового пространства» (страница 38).

И все это, конечно, «в рамках специальных мер, направленных на регенерацию среды объектов культурного наследия». Как будто никуда не ушли 2000-е годы, когда регенерацией называли любое новое строительство на месте свежего сноса.

Однако подзаконный акт 2015 года, правительственное «Положение о зонах охраны объектов культурного наследия», дает ясное определение регенерации: «восстановление, воссоздание, восполнение частично или полностью утраченных элементов и (или) характеристик историко-культурной и (или) природной среды».

Стр. 3

Флигель усадьбы Позднякова не утрачен, но планируется к сносу в результате «экспертной» деятельности.

К сожалению, эксперты, согласившиеся с «проектом зоны охраны», — почтенные московские специалисты. Среди них, увы, доктор искусствоведения Мария Нащокина, заместитель председателя Общества изучения русской усадьбы. Хочется спросить, согласно ли Общество с позицией своего зампреда, влекущей за собой снос и новое строительство в городской усадьбе XVIII века, входящей в Альбомы Казакова.

Иллюстрации взяты из акта ГИКЭ
Распечатать статью Распечатать статью

1 комментарий

Новая знать, следуя впрочем старой московской традиции, расселяется в пределах Белого города и расчищает пространство под свои юрты.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *