Законная сила

в доме Быкова, 2011 год-001

Наталья Самовер

Решение Пресненского районного суда Москвы от 10 мая 2012 г. по иску активистки «Архнадзора» Елены Орловой в защиту дома купца Быкова вступило в законную силу. Событие это уникально. Впервые в Москве был удовлетворен иск рядового гражданина к организации-пользователю/собственнику объекта культурного наследия. На пользователя здания – Институт автоматизации проектирования РАН, и собственника – Российскую Федерацию в лице Территориального управления Росимущества по городу Москве, судом возложена обязанность обеспечить проведение работ по консервации поврежденного пожаром памятника, а также разработать проект реставрационных работ и провести его реставрацию. 

Почему мы сообщаем об этом так поздно – почти год спустя после вынесения решения? Чтобы понять это, обратимся к предыстории.

Дом Быкова, 1983 год

Доходный дом купца Быкова – прекрасное позднее произведение мэтра московского модерна Льва Кекушева, расположенный на углу 2-й Бресткой и улицы Фучика (бывший Новый Васильевский переулок), был построен в 1909 году. Выражаясь современным языком, это был многофункциональный комплекс – на первом этаже располагались помещения конторского назначения (офисы), выше три этажа были отведены под квартиры «улучшенной планировки». Роскошная парадная лестница, щегольская отделка фасадов и интерьеров, высококачественные и самые современные на тот момент строительные материалы, безупречное мастерство исполнения всех работ и само имя архитектора свидетельствовали об «элитности» постройки.

Практичный купец Быков плотно застроил принадлежавший ему участок. В дополнение к доставшемуся от прежнего владельца доходному дому по Новому Васильевскому переулку (ныне 2-я Брестская ул., 18/19 стр. 4), он возвел еще несколько домов для арендаторов разного достатка.

домовладение Быкова

Здесь давно уже не живут. Строение во дворе, предназначенное для дешевых квартир, дошло нас в руинированном состоянии, а строение 4 с 1980-х годов служит пристанищем скромной научной организации – Института автоматизации проектирования РАН, последнего, предсмертного детища советской кибернетики. Жемчужина домовладения, некогда роскошный дом, построенный по проекту Кекушева (2-я Брестская ул., 18/19 стр. 1) общей площадью 2026,1 кв. м в конце 1990-х годов после выселения из него жильцов был передан на баланс и в оперативное управление того же ИАП РАН «для эксплуатации в научно-исследовательских целях». Однако осваивать свое приобретение ученые не спешили. Расширение научной деятельности институту явно не грозило, потребности в дополнительных площадях для размещения научных сотрудников и лабораторий не ощущалось; зато ощущалась потребность в деньгах. И, конечно же, быстро нашелся инвестор – ООО «Финансист», который вызвался помочь руководству института правильно распорядиться изрядным куском недвижимости в двух шагах от Триумфальной площади. В июне 2005 года ИАП РАН заключил с «Финансистом» инвестиционный контракт, в соответствии с которым на месте дома Быкова и руин надворного корпуса планировалось построить 8-этажное офисное здание площадью ориентировочно 25 тыс. кв. м с подземной автостоянкой. От кекушевского дома должны были остаться два уличных фасада, прислоненные к стеклянному телу новостройки.

дом Быкова, деталь

дом Быкова. потолок

По удивительному совпадению, в том же 2005 году в Москве стало меньше одним крупным чиновником и больше одним крупным бизнесменом. Сергей Гляделкин, генеральный директор ГУП города Москвы «Управление инвестиционными проектами городских строительных программ «Москва-Центр», как раз курировавшего элитное жилищное строительство в центре Москвы, оставил свой пост и отправился в свободное плавание в статусе легального миллиардера и одного из крупнейших столичных девелоперов. Именно структуры его Группы «Авеню» тогда еще напрямую, без оффшорной прокладки, контролировали ООО «Финансист».

Дом Быкова и Сергей Гляделкин

Тандем влиятельного девелопера и предприимчивых кибернетиков казался несокрушимым. Партнеры уверенно двигались к вожделенной цели, как вдруг в ситуацию вмешалась неожиданная третья сила — градозащитники.

Словосочетание «дом Быкова» стало известно городу в начале 2008 года, когда активисты проекта «Москва, которой нет», озабоченные заброшенностью произведения Кекушева, организовали сбор подписей под призывом к тогдашнему мэру столицы Юрию Лужкову поторопиться с приданием ему охранного статуса. Заявка на постановку этого объекта на охрану, поступившая в соответствующие городские органы еще в апреле 2007-го, лежала нерассмотренной. Между тем, в октябре того же 2007 года Правительство Москвы выпустило распоряжение № 2243-РП о разработке предпроектной документации на строительство комплекса зданий по этому адресу в рамках реализации инвестконтракта между ИАП РАН и ООО «Финансист». Заявленному объекту культурного наследия грозила реальная опасность.

Как ни странно, реакция на коллективное обращение москвичей последовала весьма быстро; 16 апреля 2008 года историко-культурный экспертный совет Москомнаследия принял решение признать дом Быкова выявленным объектом культурного наследия. Выявленные объекты, по закону, охраняются так же как статусные памятники, и градозащитная общественность вздохнула с некоторым облегчением. Впрочем, зная несклонность московских властей к соблюдению законов, осложнявших девелоперскую деятельность, успокаиваться было рано. Опасения подтверждались тем, что Правительством Москвы не спешило выпускать постановление о придании выявленному объекту культурного наследия статуса памятника регионального значения. Установленный законом для окончательного оформления статуса годичный срок прошел, но постановления по дому Быкова все не было…

дом Быкова целый

Инвестиционный проект в такой ситуации, что называется «подвис»; чаши весов, на которых лежали, с одной стороны, интерес инвестора, а с другой — судьба памятника, колебались. ООО «Финансист» сдаваться не собирался и 29 июня 2009 г. обратился к председателю печально знаменитой «Расстрельной» комиссии (Межведомственная комиссия при Правительстве Москвы по вопросам постановки объектов, обладающих историко-культурной ценностью, под государственную охрану в качестве объектов культурного наследия регионального значения) первому заместителю мэра Владимиру Ресину с весьма откровенным письмом, прося отменить решение о наделении дома статусом выявленного объекта культурного наследия, поскольку наличие охранного статуса «существенно затрудняет дальнейшую реализацию инвестиционного проекта».

Нашелся и аттестованный государственный эксперт, который своим авторитетом подкрепил просьбу «Финансиста». Главный архитектор института «Спецпроектреставрация» Виктор Виноградов, известный в определенных кругах своей способностью входить в положение инвесторов, страдающих от строгостей охраны памятников, подписал заключение, в котором, в частности, говорилось:  «В зданиях до 2007 г. незаконно находились посторонние люди (бомжи, рабочие из сопредельных государств). Все вышеуказанные факты привели к тому, что все помещения здания утратили архитектурно-художественное оформление (…) Фактически здание находится в аварийном состоянии (…) По проекту реставрации предлагается замена с разборкой межэтажных перекрытий, лестничных маршей, стен дворовых фасадов». Для того, чтобы открыть возможность для такой «реставрации» дома Быкова, эксперт предложил «Расстрельной» комиссии снять с него охранный статус и признать просто «ценным объектом исторической городской среды», то есть обычным старым домом, не защищенным никакими правовыми механизмами.

Виктор Виноградов

Наступление сезона отпусков помешало «Расстрельной» комиссии оперативно рассмотреть обращение «Финансиста», а ситуация тем временем снова изменилась — 4 сентября 2009 года Правительство Москвы выпустило распоряжение № 2330-РП о признании предыдущего распоряжения 2007 года утратившим силу «в связи с тем, что здание по адресу: 2-я Брестская ул., д.19/18, стр.1 является выявленным объектом культурного наследия и дальнейшее осуществление разработки предпроектной документации на строительство комплекса зданий Института автоматизации проектирования Российской Академии наук по адресу: ул. 2-я Брестская, д.19/18, стр.1, 3, 4 невозможно». Инвестиционный контракт оказался под угрозой.

Не успели градозащитники возблагодарить мэрию за проявленную принципиальность, как 16 сентября среди бела дня дом Быкова загорелся. Огонь, загадочным образом вспыхнувший одновременно в нескольких местах здания, тушили двадцать пожарных машин; по сети широко разошлись фотографии человека, ожидающего спасения на подоконнике четвертого этажа. Вопреки утверждению эксперта Виноградова гастарбайтеры продолжали обитать в доме и после 2007 года; маловероятно, что это происходило без ведома владельцев здания. Жертв удалось избежать лишь потому, что пожар случился днем, когда большинство нелегальных жильцов были на работе.

пожар в доме Быкова

дом Быкова после пожара

Выводы компетентных органов о причинах пожара, как водится, остались широкой общественности неизвестны. Огнем была полностью уничтожена крыша, частично обрушились перекрытия четвертого этажа, здание было обильно пролито водой, однако, как ни странно, дом Быкова в целом пережил это бедствие с минимальными потерями. Фасады практически не пострадали; осталась цела облицовка глазурованным кирпичом, сохранились фигурные водосточные трубы, лепная маска льва (своего рода авторская подпись архитектора) над проездной аркой и даже несколько старинных дутых стекол в окне первого этажа. Проникшие внутрь активисты «Архнадзора» с удивлением обнаружили запущенные, но совершенно не тронутые переделками интерьеры богатого доходного дома эпохи модерна. Трудно сказать, состояние какого объекта описывал «спецпроектреставратор» Виноградов при сочинении своего заключения, но к дому Быкова его описание точно не имело отношения. Там даже после пожара сохранялась планировка квартир, потолочная лепнина, паркет, филенчатые межкомнатные двери, кованые лестничные ограждения изящного рисунка и изумительной красоты оконные рамы, изготовленные из практически вечной, негниющей лиственницы. Красавец-дом должен был жить!

дом Быкова, дутые стекла

дом Быкова, потолочная лепнина

Казалось бы, статус выявленного объекта культурного наследия защищал его, обязывая ИАП РАН как пользователя принять меры для его сохранения, однако пользователь не торопился начинать противоаварийные работы. Пользователь выжидал. Прошли дожди, наступила зима, в недра дома, лишенного крыши, выпали тонны снега…

дом Быкова без крыши, осень 2009 года

И наконец 22 декабря 2009 года «Расстрельная комиссия» вынесла давно ожидаемое решение: рекомендовать Правительству Москвы отказать дому Быкова в охранном статусе и разжаловать его из выявленных объектов культурного наследия.

Однако пользователь и инвестор торжествовали недолго. «Расстрельная» комиссия неожиданно оказалась мишенью критики со стороны непубличного, но весьма влиятельного городского ведомства – Контрольного комитета Москвы (Москонтроля); ее деятельность была признана не соответствующей закону, и в июле 2010 года она вообще была упразднена. Остро необходимое инвестору и его партнеру-пользователю распоряжение Правительства Москвы по дому Быкова так и не было выпущено.

Между тем для сожженного дома Быкова настало безвременье. Формально он сохранил статус выявленного объекта культурного наследия, но ИАП РАН упорно цеплялся за мечту об инвестпроекте. До ее реализации оставался только шаг! Нужно было только избавиться от дома. Если уж не удалось быстро снять его с охраны и снести, оставалось надеяться на разрушительное действие сил природы. Шло время. Дом Быкова по-прежнему стоял без крыши. Ремонтники и реставраторы не появлялись. Направленный им Мосгорнаследием проект охранного обязательства кибернетики проигнорировали; судя по всему, они вообще не воспринимали органы охраны памятников всерьез. В случае реализации проекта прибыль с лихвой покрыла бы все затраты на штрафы…

дом Быкова, оконная рама

Время работало на разрушителей. Осознав это, активистка «Архнадзора» Елена Орлова при поддержке правовой секции «Архнадзора» подготовила и 11 ноября 2010 года подала в суд иск об обязании провести противоаварийные и реставрационные работы к трем ответчикам: Институту автоматизации проектирования РАН, его вышестоящей организации — Российской Академии наук, и собственнику в лице Территориального управления Росимущества по г. Москве. О готовности войти в процесс в качестве третьего лица на стороне градозащитницы заявил Департамент культурного наследия Москвы.

Но сначала нужно было добиться принятия иска к рассмотрению. В практике московских судов это был второй случай подачи искового заявления гражданином, не имевшим формального отношения к памятнику, просто на основании конституционной обязанности каждого заботиться о сохранении исторического и культурного наследия. Первым был иск активиста «Архнадзора» Федора Богатырева о бездействии Департамента имущества Москвы и Москомнаследия, поданный в 2010 году. С тех пор районные суды еще не привыкли воспринимать граждан как надлежащих истцов по делам, связанным с сохранением объектов культурного наследия, и Пресненский суд, к радости ответчиков, в принятии иска Елене Орловой отказал. Уверенная в своем праве градозащитница обжаловала отказ в Мосгорсуде, и там ее аргументы все-таки были услышаны. Наконец, со второй попытки, ее иск был принят к рассмотрению Пресненским судом.

дом Быкова под сеткой

Правосудие – не торопыга. Дом Быкова пережил без крыши вторую зиму, приближалась третья;  ветры в клочья разодрали строительную сетку, в которую он был закутан, но памятник упорно не желал разваливаться. Облицовка стойко держалась на фасадах, кирпичная кладка стен не трескалась, железобетонные перекрытия не рушились, оконная столярка, возраст которой перевалил за сто лет, выглядела как новая, и лепной лев над замковым камнем проездной арки по-прежнему крепко держал в зубах кольцо…

дом Быкова, проездная арка с маской льва

дом Быкова, маска льва

дом Быкова, парадная лестница

Тем временем мы не переставали напоминать о ценности дома Быкова и требовать его сохранения. Публичные акции, десятки публикаций и телесюжетов, и неизменное включение этого дома во всевозможные списки проблемных объектов сделали свое дело: печальная участь дома Быкова превратилась в один из общеизвестных символов московского вандализма.

журналисты во дворе дома Быкова

проект Рустама Керемова Архангелы на стене дома Быкова

акция в защиту дома Быкова

В декабре 2011 года ИАП РАН, устав ждать естественного разрушения дома Быкова, перешел в решительное наступление. Нанятая руководством института строительная фирма под предлогом сооружения могучей конструкции из стальных балок, предназначенной для крепления строительной сетки, произвела жестокую зачистку уцелевших элементов памятника – именно тех, на которые обычно указывали градозащитники как на доказательство художественной ценности объекта. Была вдребезги разбита львиная маска, выбиты уникальные дутые стекла, безжалостно  распилены неповрежденные огнем оконные переплеты.

Под Новый 2012-й год на углу 2-й Брестской и улицы Фучика развернулась нешуточное противостояние. В течение нескольких недель «Архнадзор», полиция и инспекция Мосгорнаследия осаждали офис института, пытаясь заставить его руководство подчиниться закону, прекратить разрушение памятника и выполнить наконец свои обязанности как пользователя объекта культурного наследия. Руководство ИАП РАН держало оборону, отрицало, что дом имеет какой-либо охранный статус, и никаких обязанностей признавать не желало. Официальное предписание органа охраны памятников о приостановке работ замдиректора института Борис Свирин принять отказался. Копию предписания мы наклеили на дверь дома Быкова – для сведения прохожих, сотрудников института и всех участников незаконных работ.

дом Быкова, сбитая маска льва

предписание Мосгорнаследия на дверях дома Быкова

замдиректора ИАП РАН Борис Свирин и архнадзоровцы

30 декабря 2011 года глава Мосгорнаследия Александр Кибовский подписал «Распоряжение о согласии с актом государственной историко-культурной экспертизы», согласно которому дом Быкова признавался достойным статуса памятника регионального значения. Повторная экспертная оценка памятника, еще с 2008 года считавшегося выявленным объектом культурного наследия, была связана с изменением процедуры постановки объектов на охрану.

Скандал вышел громкий. К защите дома Быкова подключилась Общественная палата РФ; по обращению Мосгорнаследия в прокуратуру города было возбуждено уголовное дело по факту повреждения объекта культурного наследия (Ст. 243 УК РФ). Институт автоматизации проектирования, со своей стороны, заручился поддержкой Президиума Академии наук. Весь авторитет Академии наук был брошен на то, чтобы  не признавать дважды выявленный объект памятником и не принимать на себя обязанности по его сохранению.

вывеска ИАП РАН

граффити на доме Быкова

К тому времени инвестор, в чьих интересах, собственно, и велась позорная борьба академического института с законом, давно уже ушел в тень, предоставив своему неудачливому партнеру самому выпутываться из сложившейся ситуации. В самый разгар событий, под Новый год, в ИАП РАН сменился директор, однако линия поведения организации оставалась неизменной. Смешной, чисто символический штраф за административное правонарушение в размере 10 тыс. рублей, наложенный Мосгорнаследием в январе 2012 года (минимальное наказание, предусмотренное КоАП РФ за нарушение требований сохранения объектов культурного наследия) ИАП обжаловал с отвагой обреченного. В марте он предсказуемо проигрывает в Арбитражном суде Москвы, а в мае и во второй инстанции – в 9-м Арбитражном апелляционном суде. На рассмотрение своей апелляционной жалобы представитель института уже не явился, потому что 17 апреля 2012 года мэр Москвы Сергей Собянин подписал Постановление Правительства Москвы №143-ПП, которым дому Быкова наконец был присвоен статус объекта культурного наследия регионального значения.

Елена Орлова

10 мая 2012 года Пресненский суд наконец выносит решение по иску Елены Орловой. Об этой важной вехе в истории борьбы за дом Быкова мы тогда же известили читателей нашего блога, однако, как оказалось, судебная драма к тому моменту еще не была завершена. Предстоял еще один акт – теперь уже фарсовый.

Прошел месяц после вынесения судом первой инстанции решения в пользу истицы, и градозащитники уже готовились отпраздновать победу; в Пресненском суде истице сообщили, что решение не было обжаловано другой стороной и вступило в законную силу. Однако вскоре выяснилось, что апелляционная жалоба в Мосгорсуд все-таки была подана; теруправление Росимущества отнеслось к судебному решению равнодушно, явно не собираясь ни исполнять его, ни оспаривать, но ИАП РАН продолжал сопротивляться.

Вновь потянулись месяцы судебной волокиты. В ожидании рассмотрения дела в апелляционной инстанции многострадальный дом Быкова (теперь уже честь по чести памятник архитектуры регионального значения) пережил все в том же положении очередную – четвертую! — зиму.

дом Быкова, зима 2011-2012 гг.

И вот – свершилось. Мосгорсуд рассмотрел дело 26 марта 2013 года, но истице, готовившейся снова с нуля доказывать свою правоту, бороться оказалось не с кем. Противник сдался. Представитель ИАП РАН сообщил суду об отзыве апелляционной жалобы в связи с тем, что еще в декабре 2012 года дирекцией института было подписано охранное обязательство в отношении дома Быкова. Таким образом, решение Пресненского районного суда от 10 мая 2012 года автоматически вступило в законную силу.

Решение суда Решение суда-001

Решение суда-002 Решение суда-003

Решение суда-004

Наверное, мы должны радоваться, ведь пройден тяжелейший путь, в финале которого восторжествовала законность. Мы должны радоваться тому, что создан прецедент, который, возможно, послужит защитой другим выявленным объектам культурного наследия. Мы рады за Лену Орлову – нашу хранительницу и воительницу, уму, стойкости и веселому мужеству которой могут позавидовать многие мужчины. Опыт борьбы рядового гражданина за сохранение памятника будет востребован не только в Москве, но и по всей стране. Мы поздравляем юристов «Архнадзора», вложивших много усилий в выработку правовой позиции, обеспечившей судебную победу, и всех активистов, которые с осени 2009 года защищали дом Быкова, не падая духом и не опуская рук, что бы ни происходило. Мы призываем разделить нашу радость всех сочувствующих – тех, кто следил за этой борьбой, будучи душой на стороне правды и культуры.

Мы радуемся, правда.

Но радость наша омрачена тем, что происходит с домом Быкова, вернее, тем, что с ним не происходит ничего. Подписанные 14 декабря 2012 года охранные обязательства уже нарушены Институтом автоматизации проектирования. Первоочередные противоаварийные работы, которые, в соответствии с этим актом, должны были быть проведены в период с 4-го квартала 2012 г. по 1-й квартал 2013 года, не выполнены, признаков начала работ по инженерному обследованию фундаментов и несущих конструкций дома, запланированных на 1-2 кварталы текущего года, также не наблюдается.

охранное обязательство по дому Быкова, страница 4

Говорят, что ИАП РАН нашел нового инвестора, согласного на реставрацию дома Быкова в обмен на новое строительство на месте руин надворного корпуса. Говорят, что к проектированию привлечен хороший архитектор. Говорят… Но словам мы давно не верим; судим по делам, и значит защитникам дома Быкова рано успокаиваться. Наш путь лежит в Службу судебных приставов за исполнительным листом. Решение суда нужно исполнять.

Распечатать статью Распечатать статью

13 комментариев

Сергей Гаврилов больше года назад   Изменить
Виктор Алексеевич Виноградов, ученик П.Д.Барановского, один из создателей общества "Память", директор департамента культурного наследия Министерства культуры РФ, главный архитектор института "Спецпроектреставрация", архитектор-реставратор высшей категории, академик каких-то академий, эксперт по культурному наследию МК РФ... И всегда, готовый "войти в положение"...
А союз архитекторов,его московское отделение,не могут применить к этому"ЭКСПЕРТУ" санкций?
Отличный материал! Автор не зря провел время, обобщая, вспоминая.
Архнадзору пора публиковать книгу Вандалы Москвы, составить список этих личностей, описать их деяния. Внести эти позорные фамилии в историю. Виктор Виноградов обязательно надо туда вписать, что бы такой герой, так просто не пропал.
Да ладно вам перечислять "архитектурные" таланты г-на Виноградова: в профессиональном сообществе он всегда был известен лишь своим, доходящим до неприличия, карьеризмом...
Спасибо за материал и за то, что вы делаете. Архнадзор - вы молодцы!
Книга - это большой труд, и дорого стоит, а вот создание такого списка с описанием поддерживаю. И можно в интернетах на всеобщее обозрение вывесить. Надеюсь, у Дома Быкова впереди ещё долгая и хорошая жизнь.
Наталья Самовер больше года назад   Изменить
Как быть с недобросовестными экспертами - это большая проблема. Не существует правового механизма лишения их государственной аттестации. То есть можно аттестоваться и смело пускаться во все тяжкие, торговать своей подписью направо и налево, не стыдиться и не таиться, потому что ничего тебе за это не будет, а наоборот, чем ты бесстыднее, тем больший спрос на твои услуги будет со стороны денежных клиентов. Проблемы у особо одиозных персонажей могут возникнуть только при периодической переаттестации, и то лишь в том случае, если Министерство культуры, которое проводит аттестацию, захочет одиозную личность наказать. Сделать это непросто, потому что процедура аттестации устроена таким образом, что проверяется только квалификация соискателя - диплом, стаж работы... Собственное досье на экспертов Минкульт не собирает, независимых оценок их деятельности не запрашивает. Виноградов переаттестацию прошел 7 февраля 2011 г., так что может смело продолжать свою полезную и созидательную деятельность до 7 февраля 2014 года, когда истечет трехлетний срок, на который дается аттестация. Кроме дома Быкова на его совести еще заключение об отсутствии ценности Расстрельного дома (тоже в 2012 году получившего статус памятника) и заключения, позволившие снести большую часть Теплых торговых рядов в Китай-городе (брошенный объект ИНТЕКО) и гостиницы "Люкс" (в советские времена "Центральная") на Тверской. Это только то, что я знаю по Москве, а есть еще необозримые просторы провинции, где сговорчивые московские эксперты очень востребованы.
Создать чёрный список, пополняемую книгу Вандалы Москвы - это выход в отношении таких "экспертов" и вообще дельный совет!
Да. База данных - список вандалов любых статусов, с фильтром по географии и временам преступлений. Заполняется желающими, проверяется активистами, дополняется ссылками на документы и статьи. Для "донстроев" и "вэтэбэбов" дублируерсят на английском и других языках, по возможности, для максимального содействия сохранению памяьтников со стороны этих организаций в будущем, когда партнёры косо посмотрят.
Сергей Гаврилов больше года назад   Изменить
Наталья, с назначением Е. Соседова помощником Мединского (с 12.04.2013) появилась возможность получить "реакцию несогласия органа охраны" с экспертными заключениями Виноградова, опротестовать их в соответствии с Постановлением Путина об историко-культурной экспертизе от 15 июля 2009 г. N 569. п.30. В случае несогласия с заключением экспертизы ОРГАН ОХРАНЫ объектов культурного наследия уведомляет об этом заказчика экспертизы письменно с указанием мотивированных причин несогласия. К причинам несогласия, в частности, относятся: а) несоответствие заключения экспертизы законодательству Российской Федерации; б) несоответствие заключения экспертизы принципам ее проведения, установленным статьей 29 Федерального закона "Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации"; в) наличие в заключении экспертизы, прилагаемых к нему документах и материалах НЕДОСТОВЕРНЫХ СВЕДЕНИЙ, оказывающих влияние на вывод экспертизы; г) выявление в отношении эксперта, подписавшего заключение экспертизы, обстоятельств, предусмотренных пунктом 8 настоящего Положения; д) нарушение установленного порядка проведения экспертизы; е) несоответствие заключения экспертизы требованиям, предусмотренным пунктами 19-25 настоящего Положения; ж) отсутствие прилагаемых к заключению экспертизы документов и материалов; з) истечение 2-летнего срока с даты оформления заключения экспертизы. 31. Уведомление органа охраны объектов культурного наследия о несогласии с заключением экспертизы (далее - уведомление) направляется (вручается) заказчику вместе с 1-м экземпляром заключения экспертизы и прилагаемыми к нему документами и материалами. В соответствующем органе охраны объектов культурного наследия хранятся в порядке, установленном правилами организации документооборота, 2-й экземпляр заключения экспертизы и прилагаемые к нему документы и материалы, а также копия уведомления. 32. В случае несогласия соответствующего органа охраны объектов культурного наследия с заключением экспертизы по причинам, предусмотренным подпунктами "е" и "ж" пункта 30 настоящего Положения, заказчик вправе заново представить в указанный орган 2 экземпляра экспертного заключения и прилагаемые документы и материалы при условии их доработки с учетом замечаний и предложений, изложенных в уведомлении. 33. Орган охраны объектов культурного наследия вправе назначить повторную экспертизу в случае: а) несогласия с заключением экспертизы по причинам, предусмотренным пунктами "а" - "д" и "з" пункта 30 настоящего Положения; б) непредставления в срок, указанный в уведомлении, доработанного экспертного заключения и прилагаемых документов и материалов с учетом замечаний и предложений в соответствии с пунктом 32 настоящего Положения; в) поступления в период рассмотрения заключения обоснованного заявления заинтересованного лица, чьи права и законные интересы нарушаются или могут быть нарушены в результате принятия решения на основании заключения экспертизы, о назначении повторной экспертизы. 34. Повторная экспертиза проводится в порядке, установленном настоящим Положением для проведения экспертизы. Эксперт, подписавший заключение экспертизы (за исключением эксперта, подписавшего его с пометкой "особое мнение"), не вправе участвовать в проведении повторной экспертизы. 35. Размер оплаты экспертизы, касающейся объекта культурного наследия федерального значения, устанавливается договором и определяется исходя из объема и сложности выполняемых экспертом работ и общей суммы следующих расходов: а) оплата труда эксперта; б) оплата документов, материалов, техники, средств и услуг, необходимых для проведения экспертизы; в) оплата транспортных и командировочных расходов, связанных с проведением экспертизы. 36. Размер оплаты экспертизы не может зависеть от ее результатов. Эксперт не вправе получать от заказчика (в том числе в процессе проведения экспертизы, а также после оформления заключения) в качестве вознаграждения, поощрения и (или) благодарности за ее результаты деньги, ценности, иное имущество, услуги имущественного характера или имущественные права для себя или третьих лиц. 37. В случае если заказчиком экспертизы является федеральный орган исполнительной власти, оплата услуг по проведению экспертизы производится за счет и в пределах бюджетных ассигнований, предусмотренных этому федеральному органу исполнительной власти в федеральном бюджете на соответствующий год на обеспечение его деятельности.
Наталья Самовер больше года назад   Изменить
Я рада за Соседова, но никакой помощник не всесилен. У него будет определенная сфера ответственности, за пределами которой как на болотах ночью "силы зла царствуют безраздельно". Покровители недобросовестных экспертов в Минкульте, повязанные с ними общими объектами, тоже никуда не деваются и остаются при должностях. Это тяжелая борьба. Люди, зарабатывающие себе на жизнь торговлей совестью, имеют влиятельных заказчиков, они нужны друг другу, и все вместе они сопротивляются с использованием всех доступных им инструментов влияния.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *