Международный щит

Дом Мельникова

Эксперты и архитекторы ведущих мировых организаций в области архитектуры и сохранения наследия выступили в защиту Дома Мельникова

Наталья Душкина, вице-президент Международного научного комитета ICOMOS по наследию XX века

Преддверие Международного дня памятников и достопримечательных мест (учрежден ICOMOS в 1982 году и празднуется во всем мире 18 апреля), оказалось отмечено громким призывом защитить дом Мельникова (1927-1929) в Кривоарбатском переулке в Москве. Профессиональные силы в области архитектуры и консервации, представляющие все части света и крупнейшие международные организации (ICOMOS — Международный Совет по памятникам и достопримечательным местам, Docomomo — Международная рабочая группа по документации и консервации зданий, достопримечательных мест и объектов градостроительства современного движения, UIA — Международный Союз архитекторов) обратились к российским властям с требованием принять срочные меры для предотвращения деградации памятника мирового значения.

В эти же дни в Милане в рамках недели дизайна открылась выставка «Архитектор Константин Мельников», которая направлена «на привлечение внимания к бедственному положению» уникального арбатского дома, «находящегося под угрозой исчезновения».
Мало того, что само сооружение, называемое в мире не иначе как «иконой модернизма», знакомое каждому архитектору и художнику со студенческой скамьи, годами находится в запустении и ныне затянуто паутиной трещин снаружи и внутри. Невероятной кажется сама возможность масштабной стройки вблизи изящного дома-мастерской, которой предшествовал бездарный снос исторических зданий на Арбате – тех, чей облик, размер, стилистика и историческая патина составляли контекст знакового сооружения.

Стройка вблизи Дома Мельникова

Котлован и сваи на месте дома Мельгунова, Арбат, 41

Все это не может не поражать воображение, тем более при взгляде извне, противоречит здравому смыслу, настолько несопоставимы по своему значению продвигаемые бизнес проекты-однодневки и уходящие на глазах крупные ценности – при равнодушии и попустительстве органов охраны наследия, московских и федеральных властей. Более того, невооруженным взглядом видно стремление максимально дистанцироваться от решения этой проблемы.

Дом Мельникова - вид сверху

Дом Мельникова-студия

«Тревожный сигнал наследия» (Heritage Alert) о доме Мельникова, опубликованный научным комитетом ICOMOS по наследию ХХ века, выражающий консолидированное экспертное мнение, был поддержан президентами Docomomo и UIA.

Дом Мельникова. Лопнувший маячок Дом Мельникова, лестница, трещины

Дом Мельникова. трещина  в перегородке

Этот отчет в первую очередь призывает к незамедлительному решению проблем консервации, выведению здания из тяжелейшего состояния и предотвращению угроз разворачивающейся стройки. (Такой же сигнал тревоги 2009 года помог остановить трансформацию знаменитой библиотеки, построенной Асплундом в Стокгольме в 1928 году). Обращение с призывом предпринять срочные меры по спасению памятника, составленное на основе отчета, отправлено Президенту РФ В.В. Путину, премьер-министру Д.А. Медведеву и мэру Москвы С.С.Собянину.

ИКОМОС-обращение к властям-стр1  Перевод-обращение к властям-стр1

ИКОМОС-обращение к властям-стр2 Перевод-обращение к властям-стр2

ИКОМОС-обращение к властям-стр3 Перевод-обращение к властям-стр3

Второе международное письмо – архитекторов и историков архитектуры – поднимает вопросы сохранности и музеефикации дома, целостности коллекции, цивилизованного урегулирования отношений с наследниками Константина Мельникова.

Арата Исодзаки-подписавший письмо-и Виктор Мельников Дом Мельникова гостиная

Дом Мельникова-спальня

Дом Мельникова-1 этаж

Среди подписавших – имена знаковых архитекторов современности, в том числе лауреатов самой престижной премии в области архитектуры — Притцкеровской (Рем Колхас, Фумихико Маки, Альвару Сиза, Рафаэль Монео) и обладателей Золотого венецианского льва, выдающихся историков архитектуры, профессоров крупнейших архитектурных школ, директоров домов-музеев, связанных с творчеством Аалто, Райта, Мис ван дер Роэ. О том, что мировая web-сеть и рунет переполнены информацией о доме Мельникова и его трагической судьбе, говорить не приходится. Критическая масса набрала силу.

Международное обращение по работам Мельникова-стр1 Перевод-Протест экспертов-стр1

Международное обращение по работам Мельникова-стр2 Перевод-Протест экспертов-стр2

Перевод-Протест экспертов-стр3

Сам факт появления международных писем не удивителен. Мир традиционно реагирует на острые ситуации, связанные с судьбой культурных ценностей, вне зависимости от их территориальной принадлежности. Тем более это закономерно для научных и профессиональных институций, напрямую связанных с охраной наследия. В России, ратифицировавшей международные конвенции ЮНЕСКО, в том числе о Всемирном наследии, стоявшей у истоков и ICOMOS, и Docomomo, и UIA, тем самым признавая и разделяя их политику, одновременное появление международных писем-протестов должно стать сигналом быстрого и адекватного реагирования.

Но если действие вновь начнет буксовать лишь в одной колее – обсуждения судебных перспектив и вопросов собственности, увязанных с музеефикацией, – важнейшая стратегическая задача по выведению здания из кризиса не будет решена. Когда в качестве аргумента выдвигаются соображения, что нельзя субсидировать и проводить реставрационные работы, пока все здание не перейдет к государству (и это тогда, когда один «цилиндр» ему принадлежит, а второй завещан), просматривается не просто непонимание всей остроты ситуации, а нежелание разрубить гордиев узел, намертво схвативший дом. Хотелось бы напомнить, что в конце 1990-х годов, когда памятник, в то время «местного», низшего значения, – первым из всех сооружений авангарда в Москве прошел через научную реставрацию (к сожалению, крайне неудачную) – он полностью находился в частной собственности и финансировался государством.

Необходима решительная смена стратегии, вмешательство в ситуацию на высшем уровне, при том, что международный щит выставлен для спасения выдающихся культурных ценностей всего мира, созданных в России.

В публикации использованы фотографии Н.Душкиной, Н.Самовер

Распечатать статью Распечатать статью

9 комментариев

Московский беспредел не остановить призывами и обращениями. Необходим принять законы,которые переведут подобные *шалости* в разряд уголовных преступлений.
Сергей Сипатов больше года назад   Изменить
13 апреля акция в парке Кулибина (бывшем Петропавловском кладбище) прошла в один день с акциями в Москве и Питере. Удивительно, что в Северной столице акция также прошла рядом с бывшим к/т Спутник! http://spasgrad.ru/node/439 http://vk.com/spasgrad https://www.facebook.com/SpasGrad
Владимир, то, что Вы называете "подобные шалости" уже попадает в разряд уголовных преступлений. Только проблема в том, что: 1-даже за разрушение ОКН полагается ДО 2 лет (т.е. такое преступление не считается особо тяжким, а значит реальные сроки за них не светят, только штрафы, нижняя - меньшая граница которых не определяется, т.е. может быть минимальной; мягкость полагающихся санкций сказывается и на краткости сроков давности), не говоря уже о совершенно смешных санкциях в УК за разрушение имущества (преступникам статья в таком виде "умывает руки": дважды судить же нельзя,в т.ч. по гражд.иску потом); 2-отсутсвует сколько-нибудь массовое правоприменение (хотя и говорят, что право не прецедентно, но, всё же, суды очень прислушиваются к другим аналогичным делам); ну а массовому правоприменению мешают слабые санкции, предусмотренные в данных статьях, т.е. представление об их "несерьёзности". Если мы ВСЕ будем упорно напоминать и подчёркивать важность возбуждение и доведения до конца уголовных дел по разрушениям/повреждениям ОКН то проснуться, уверяю Вас, и МВД, и СК, и Прокуратура
Не совсем так. Во-первых, ст. 243 УК РФ - статья милицейская и СК здесь не причем. Во-вторых, санкция части 2 предусматривает лишение свободы до 5-ти лет, а это уже преступление средней тяжести. Самое главное в этой истории - научить работать милиционеров - полицейских. А научить их можно, как Вы правильно заметили, широкой популяризацией разных историй в бумажной прессе, интернете и телевидении. Без этого памятникам хана!
Михаил, к сожалению, санкции части 2 предусмотрены в отношении действий, "совершенных в отношении особо ценных объектов или памятников общероссийского значения". СЛИШКОМ много памятников и в т.ч. Дом Мельникова, не относятся ФОРМАЛЬНО к "особо ценным объектам и памятникам общероссийского значения" (т.е. дискриминация ОКН заложена самой статьёй 243).
А есть ещё и статья 164 УК РФ. Сопоставление ст.164 и ст.243 наводит на вывод, что ХИЩЕНИЕ "предметов...имеющих особую историческую, научную, художественную или культурную ценность" (т.е., фактически тех же ОКН из части 2 ст.243) "оценивается" в УК значительно дороже, чем их уничтожение или повреждение (10 лет против 5). Более того, если при осуществления ХИЩЕНИЯ предмета был этому предмету нанесён ущерб ("уничтожение, порча или разрушение предметов") (т.е. результат действий практически совпадает со ст.243 ч.2) полагается уже 15 лет (т.е. 15 лет против 5 по ст.243 ч.2). Если учесть, что в языке слово КРАЖА подразумевает отнятие предмета кражи и не обязательно с целью присвоения (а ХИЩЕНИЕ - это кража С целью присвоения, но без цели уничтожения), то УНИЧТОЖЕНИЕ ОКН следует именовать КРАЖЕЙ его без цели присвоения, но с безвозвратной утерей для общества. Т.е. получается, что деяния указанные в ст.164 по сути своей более легки, чем деяния, указанные ст.243, но квалифицируются обратно . Цинизм очевиден. Если учесть, что ст.243 распространяется на ВСЕ ОКН - как на недвижимые, так и на движимые, а ст.164, скорее всего, будут наказывать деяния в отношении движимых ОКН (т.к. если будет хищение недвижимых, то будет применена, скорее, ст. о мошенничестве), то появляется подозрение, что в бОльшей мягкости ст.243 виноваты лоббисты именно от застройщиков.
Примечание: упомяная выше трактовку слова КРАЖА, я имею ввиду именно его значение в русском языке вообще, а не в том узком смысле, в каком оно используется в ст.158
Мягкость части 1 ст.167 не только возмущает, но также идёт на пользу сносчикам. И это не говоря уже о том, что часто сносчиками оказываются сами владельцы зданий (вспомните дом Быкова, но он, хотя бы, чудом остался ОКН, а есть и памятнки вообще без статуса...)
Не говоря уже о том, что ст. 167 ч.1 применима, если "деяния повлекли причинение ЗНАЧИТЕЛЬНОГО ущерба" (т.е. статья НЕ применяется, если "всего лишь" сбит декор,спилены балконы или целенаправлено над объектомпроизведены действия, могущие повлечь признание утраты его исторической и культурной ценности и могущие послужить причиной отказа признания за объектом (если он ещё НЕ ОКН) историко-культурной ценности в дальнейше) О мягкости наказаний, предусмотренных КоАП (по преступлениям в отношении ОКН) даже и напоминать не стоит! Есть, правда, ещё и ст.214 УК (применима в отношении ещё не признанных ОКН), в которой больше привлекает часть2 (деяния, совершённые группой лиц) (особенно, если доказать, что преступление совершено по мотивам ненависти или вражды в отношении социальной группы ценителей архитектуры и истории))) Выводы: уголовную и адм. ответственность по преступлениям в отношении как памятников архитектуры и истории со статусом ОКН, так и без статуса ОКН (т.е. просто зданий, территорий-ансамблей) НУЖНО УЖЕСТОЧАТЬ. Но для этого необходимо повысить "престижность" возбуждения, детального расследования и доведения до конца, невыгодного сносчикам подобных дел по преступлениям в отношении памятников. А, собственно, повысить "престижность" может только общественность, непрестанно напоминающая о КАЖДОМ вопиющем и не вопиющем случае.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *