Без лица

Дом Прошиных, 1-я Тверская-Ямская, 22

Наталья Черняева

В каждом уважающем себя городе есть главная улица. Она — лицо города. В цивилизованных странах главную улицу принято беречь, холить и лелеять, как бережет коллекционер самый ценный экспонат своей коллекции, как политик — свою репутацию. Здесь не только самые богатые витрины, здесь самые красивые и величественные здания города, каждое из которых знакомо  и дорого его обитателям.

В нашем славном городе тоже есть такая улица, ее знают все — от президента до трудового мигранта. Это Тверская — главная улица нашей столицы, а значит, и страны. По ней Москву встречают и узнают. На нашей главной улице тоже много замечательных зданий, и вы удивитесь, когда узнаете, что многие из них официально не являются памятниками: они не имеют охранного статуса, их можно перекрашивать в веселенькие цвета или перестраивать до неузнаваемости. Их можно сносить! С точки зрения городских властей и любезного их сердцу строительного бизнеса, они не представляют никакой ценности — разве что занимают столь необходимые для новых строек участки земли.

Именно такой оказалась судьба дома 22 по 1-й Тверской-Ямской. Перестроеннный в стиле модерн в 1905 году из старого здания по эксклюзивному проекту архитектора Павла Заруцкого для купцов Прошиных, он формировал красную линию Тверской. Его изящный модерновый фасад, стиснутый двумя сталинскими  домами, привлекал внимание роскошным растительным фризом, выполненным в технике сграфитто, и фигурными аттиками. П. Заруцкий — автор еще одного «невезучего» здания — именно ему принадлежит проект фасада с ротондой по Крестовоздвиженскому переулку толстовского дома на Воздвиженке, 9. Купол ротонды был безжалостно ободран совсем недавно, на фасаде произошло обрушение, пострадали люди. Скандальная история с домом Болконского, лишенным охранного статуса в угоду корыстным интересам, — еще одно подтверждение того, что ни красота фасада, ни совершенство силуэта, ни известный архитектор, ни безусловная историческая ценность здания, к сожалению, не спасают от жадности.

Так же случилось и с домом на 1-й Тверской-Ямской: никому не пришло бы в голову при взгляде на это здание, что оно не является объектом культурного наследия. Никто бы не поверил, что можно в здравом уме и твердой памяти разрушать такую красоту.  Бывший «доходник», еще крепкий, мощным кирпичным фасадом выходящий на параллельную 2-ю Тверскую-Ямскую, был отремонтирован в 1998 году и совсем не был аварийным.

Однако около 5 лет назад дом расселили: нашелся инвестор (самый важный человек в нашем городе – никто ему не перечит!) и решил, что красота красотой, а кушать хочется. Место козырное – центральная улица города! Фасад красивый, говорите? будем вам фасад! ну может, не совсем тот, – но похожий, будет старый напоминать. Возможно. Чего ж вам боле? Главное – здание будет современным и станет больше, гораздо больше: еще три этажа под землей, два этажа сверху – это ли не радость?!  И Департамент культурного наследия Москвы, призванный сохранять это самое наследие, открестился от дома: здание не ОКН, да и конструкции поизносились – чур меня, чур! В общем, ничто не препятствовало. И вот инвестор делает проект: здание предполагается снести, отрезав уличный фасад, который останется заплаткой на новом объеме.

Теперь судьба дома была в руках Комиссии по градостроительной деятельности в границах достопримечательных мест и зон охраны объектов культурного наследия  («сносная комиссия»), где рассматривалась дважды. В октябре 2012 года эксперты дружно отклонили проект.  Более того, здание признавали ценным и призывали поставить его на охрану. Высказывались опасения, что предполагаемая распилка алмазным тросом ценного фасада, еще не опробованная ни на одном сооружении Москвы, может привести к непредсказуемым результатам.

Проект отправили на доработку, но застройщик давил на все кнопки (благо ресурсы-то имеются: инвестором является дочь президента Азербайджана Ильхама Алиева), и уже в ноябре, на новом заседании «сносной комиссии», проект опять вынесен на рассмотрение. Те же эксперты так же дружно согласились, что дом можно снести – при одном голосе против (члена Общественной палаты, координатора «Архнадзора» Константина Михайлова). Компромиссом в итоге стало сохранение лишь главного фасада с ценным декором, при демонтаже всего остального объёма.

В мае инвестор начал работы на доме Прошиных. Стройка началась, как начинается практически любая стройка в исторической Москве: никаких разрешений и согласований на руках у строителей, никаких ордеров ОАТИ на снос здания (в лучшем случае – на установку лесов), стройплощадка огорожена с нарушениями (залезли на проезжую часть), ни один из городских органов власти не имеет на руках полного пакета документов. Никто в глаза не видел проекта. Генеральным подрядчиком работ является печально известная фирма «Сатори», которой так хорошо удаются сносы!

Жители двух соседних домов, имеющих со сносимым общие стены, возмущены и жалуются в Мосстройнадзор:  котлован под подземные этажи, спроектированный глубже  уровня залегания грунтовых вод, приведет к аварийной ситуации с их собственными домами, на которых уже появились трещины, была повреждена теплотрасса. Та же история, что и на Арбате, где в результате строительства нового офисного центра начал разрушаться дом Мельникова – шедевр русского авангарда.

Защитники дома блокируют стройку, вызывают полицию. В результате работы приостановлены.

Наконец у застройщика появился ордер ОАТИ: он  выдан на ручную разборку здания и начинает действовать лишь с 15 июня. Однако работы фактически начались на две недели раньше. Несколько дней подряд строители пробуют загнать на площадку компрессор. Известно, что за компрессором обычно едут отбойные молотки. Следовательно, никаких признаков чуда техники – алмазного троса – и никакой ручной разборки. Защитников дома, пытавшихся не пустить компрессор на стройку, забирают в полицию. На трещины соседних жилых домов ставят маячки, чтобы как-то успокоить жителей, которые продолжают протестовать и собирать подписи. Несмотря на их протесты и сопротивление активистов, отбойники заработали.

Красивейший фасад, который по проекту должен быть сохранен, уже разрушается: в него вбиты крепления строительных лесов. Что в результате останется от прекрасной лепнины, от фриза и орнамента? Фасад никак не укреплен, и, судя по всему, никто и не собирается его спасать. Скорее всего, застройщик ждет, что в результате активной «разборки» дома не укрепленный фасад сам собой обрушится, что намного облегчит задачу дальнейшего строительства. В Москве это тоже случается довольно часто. Начинают разбирать крышу, глядишь, все здание упало – ну ясно же, случайно. Не доглядели. Вспомним дом Кольбе, с которого началась нынешняя так называемая «новая градостроительная политика» мэра Собянина, или Литейный цех ЗИЛа. Сейчас такое развитие событий возможно и на Круговом депо, почти половина которого уничтожена РЖД. А остальное – само как-нибудь упадет. Никто не виноват.

В настоящий момент на Тверской идет стремительное уничтожение старинного дома, отбойный молоток по-прежнему торжествует над здравым смыслом.

Нам говорят: все утверждено, все по закону. Да, по закону дом на 1-й Тверской-Ямской, 22 – не объект культурного наследия, хотя эксперты признали, что он не стал таковым лишь по недоразумению. Да, инвестиционный проект согласован городскими властями, и строительство стало возможным. Но если вы ссылаетесь на закон, давайте действовать в его рамках: не начинать строительных работ без разрешительных документов, под покровом темноты, в праздники и выходные, давайте работать в строгом соответствии с согласованиями и ордерами. Не повреждать ценных фасадов. Не обрушивать «случайно» крыш и стен зданий, которые еще могли бы украшать наш город, если бы не попались на глаза инвестору.

К сожалению, история не заканчивается сносом дома Прошиных: под угрозой вся историческая средовая застройка Москвы, не защищенная охранным статусом. Среди этих домов есть скромные, неприметные здания, есть и безусловные кандидаты в объекты культурного наследия. Один гордится своим уникальным фасадом, другой «держит» угол, а третий — последний такой остался на своей улице и в гордом одиночестве продолжает вести отсчет времени. Именно за них, за эти морщины и выступы, цепляется наш глаз, именно по ним мы узнаем Москву, как узнают родное лицо, и отличаем ее от других городов, они и есть ее индивидуальность. Их пренебрежительно называют «средовые», «градоформирующие», «прочие» объекты, но дома эти одушевлены протекавшей в них жизнью, долгой историей населявших их поколений. Именно они составляют город как таковой, город, к которому мы привыкли, который любим и лишившись которого, мы лишимся среды обитания. Он исчезает ежеминутно: здесь — на Тверской, на Воздвиженке, в переулках Арбата – потому, что Москву вместе с нами – ее жителями, ее историей, ее культурой, ее неповторимым обаянием –  продолжают мерить исключительно квадратными метрами и рублями.  Так и продают – оптом и в розницу, стирая настоящее лицо города, чтобы за безликостью новых бетонных фасадов скрыть обычный шкурный интерес.

письмо 1

 

письмо 2

P.S. Пока статья готовилась к печати, снос дома Прошиных, уже лишившегося двух верхних этажей, был прекращен. 13 июня, на совещании у зам. префекта ЦАО С. Ю. Федорова было принято решение остановить работы, а также убрать строительные бытовки. У технического заказчика отсутствует проектная документация и не оформлена земля.

Распечатать статью Распечатать статью

8 комментариев

Прекрасно написано! Спасибо! И очень удачное сравнение с человеческим лицом: под отбойниками бездушной инвестиционной "пластики" мы лишаемся индивидуальности города; тех милых "морщинок" старины, которые делают городскую среду уникальной. А впереди - пластмассовая жизнь:(((
Кочетков Михаил Викторович больше года назад   Изменить
пока центр москвы будет являться бизнес-центром, в нем будет уничтожаться история. смещать градостроительные акценты надо, и запрещать регламентами здесь строительство крупных деловых и торговых центров, транспортных и логистических узлов. делать имидживыми другие районы города и полностью запретить внутри исторического центра любые реконструкции
Юлия Генриховна Герра больше года назад   Изменить
я считаю статью прекрасной и трогательной, очень люблю и ценю автора статьи,боюсь только , что наш праведный гнев оччччень мало беспокоит и этого инвестора и многих других.тут, очевидно , нужны уже какие-то не только юридические рычаги, а давно необходимы материальные(денежные космические суммы), может быть это их проймет
Собянин пообещал избирателям, что он упростит процедуру сноса памятников архитектуры: http://kommersant.ru/doc/2219024 "Внесенный мэром в Мосгордуму законопроект «Об особом порядке регулирования градостроительной деятельности на исторических территориях» предполагает, что за стройками в охранных зонах будут следить Мосгорстройнадзор и Москомархитектура. Согласование с Мосгорнаследием не требуется." Собянинская контрреволюция.
Мария Черняева больше года назад   Изменить
Прекрасная статья,как и все статьи этого автора, написано с большим чувством
Мария Черняева больше года назад   Изменить
Прекрасная статья,как и все статьи этого автора, написано с большим чувством
Очередная провокация "взяточников - защитников" архитектурного старья, которому место на свалке истории. Лучше новые современные красивые здания из бетона и стекла, чем жуткие и страшные унылые стены заброшенных зданий. Ассенизатор "запущенных историей" зданий Москвы.
В течении 10 дней фасадная стена, которую ранее предполагалось оставить, будет снесена.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *