Карусель: Дом Мельникова в круговороте московского градостроительства

 

Наталья Душкина, член Федерального научно-методического совета при Министерстве культуры РФ, профессор МАрхИ, вице-президент Международного научного комитета ICOMOS по наследию XX века

24 июля 2013 «Российская газета» опубликовала бодрую статью «Закон и порядок на московских стройках». В ней утверждается, что «строительная отрасль в крупных российских городах и особенно в Москве превратилась в территорию порядка и закона». Все настолько хорошо, что «девелоперы, желающие работать в столице, вынуждены скрупулезно следовать букве закона, даже если это сказывается на рентабельности бизнеса. Дальнейшее ужесточение политики по отношению к строительным компаниям будет, скорее, уже репрессивной мерой», ведь «сложно стало найти действующую стройку, не соответствующую современным нормам и требованиям». Слов нет. 

Но есть, собственно, исторический центр Москвы — отнюдь не немой свидетель. И хотя при новой администрации, действительно, удалось снять напряжение тотальной перелицовки города, остающиеся взрывные стройки в охранных зонах способны перечеркнуть все хорошее. Есть памятники и историческая среда, которые продолжают пожираться инвесторами. Есть почти умолкнувшее Мосгорнаследие, если речь не идет о победных реляциях. Есть веб и медийное пространство, которое неустанно посылает сигналы SOS с объектов наследия и выбрасывает в сеть протестные письма, экспертные заключения, копии документов, свидетельствующие о неправомерных властных решениях и игнорировании закона. Наконец, есть федеральный закон № 96-ФЗ «О внесении изменений в Кодекс РФ об административных правонарушениях», подписанный президентом страны. Он вступит в силу через две недели, 7 августа 2013, и принудит (принудит ли?) к ужесточению соблюдения охранного законодательства, к выплате многократно увеличенных штрафов за уничтожение и повреждение объектов наследия, за вторжение на территорию памятников и зоны охраны. Говорят как о достижении, что таких жестких штрафов (от 20 до 60 млн. рублей) и такого жесткого законодательства в мировой практике нет. Может, там просто соблюдаются существующие законы и дополнительные ужесточения не нужны?

Вместо благостной статьи в «Российской газете» следовало бы опубликовать текст-предостережение о приближении «роковой» черты – 7 августа, если бы она могла стать таковой. Но построили систему так комфортно, так безоткатно, что для тех, кто нагло вторгается в зону наследия, за преступлением не следует наказания – ни одного громкого, а главное, до конца завершенного дела, ни одной «посадки». Колесо смазано и крутится беспрепятственно. Но надежда на реальное изменение ситуации теплится.

В этой же статье сообщается, что на последнем заседании Градостроительно-земельной комиссии, возглавляемой М. Хуснуллиным, «было разрешено продолжить строительство многофункционального комплекса по адресу: Арбат, 39-41. После многочисленных экспертиз и проверок выяснилось, что находящемуся неподалеку от этой строительной площадки памятнику архитектуры, знаменитому Дому Мельникова, новое здание действительно не угрожает».

 

О разного рода «проверках», в том числе так называемых «независимых», проводимых под патронатом и на деньги инвестора арбатской стройки, АН писал ранее. Протесты отечественного и международного экспертного сообщества, требующего остановить стройку до выяснения ее реального влияния на памятник мирового значения, не возымели никакого действия. Их просто проигнорировали, что невозможно представить в странах, обладающих национальным достоянием столь же высокой пробы. До сих пор в крупнейшие мировые организации по охране наследия не поступило официального ответа на письма, направленные к руководству нашей страны и столицы в начале апреля 2013. А на групповое письмо выдающихся архитекторов и историков мира, в котором вопрос стройки рядом с домом Мельникова, по существу, не затрагивался, 6 июня пришел ответ от господина Хуснуллина. Но он, как обычно, свелся к удобной позиции муссирования затяжного судебного разбирательства.

В связи с этим, как не вспомнить еще об одном экспертном заключении, подписанном 26 июня крупнейшими отечественными инженерами — первым Вице-президентом Российской академии архитектуры и строительных наук (РААСН), д.т.н., профессором В.А. Ильичевым, академиками РААСН, д.т.н., профессорами В.И. Травушем, Н.И. Карпенко и другими. Этому предшествовала изнурительная переписка Ильичева, возглавляющего городскую экспертно-консультативную комиссию по основаниям и фундаментам при Правительстве Москвы, с институтом Герсеванова и еще одним фигурантом — ООО «Женева Хаус», который выступил заказчиком обследования и геотехнического мониторинга дома Мельникова от лица инвестора, с просьбой предоставить результаты мониторинга. Здесь не надо быть гадательным – поступил полный отказ в предоставлении материалов исследований третьим лицам на основании ГК РФ. Таким образом, процесс не может контролироваться извне, все скрыто, и при этом на законодательной базе. В этом мутном пятне можно беспрепятственно вести капитальное строительство в охранных зонах, заливать бетоном котлованы в разуплотненных грунтах, изменять уровень грунтовых вод и безучастно взирать на погибающий дом Мельникова, находящийся по нормам вне зоны влияния стройки. На протяжении 15 лет впритык к этому знаковому памятнику ХХ века сооружались подземные бетонные полости. Последняя стройка – край беззакония в рамках закона.

Комиссия во главе с Ильичевым установила: по нормам СНИПов здание находится в предаварийном или аварийном состоянии; обнаружены косые и горизонтальные трещины в несущих и ограждающих конструкциях (что свидетельствует об оседании здания и расхождении цилиндров); подтверждено возможное разуплотнение грунтов и влияние на дом технологии производимых работ на Арбате 39-41. По мнению ученых, чтобы приостановить разрушение, необходимо: 1) получить и проанализировать всю имеющуюся техническую документацию (по этому пункту написано море писем); 2) составить программу детального обследования памятника, включая грунтовый массив; 3) разработать предложения по восстановлению конструкций и усилению оснований и фундаментов; 4) организовать работу по действительно независимому (sic!) мониторингу памятника в период строительных работ с освоением подземного пространства. Все эти предложения, по существу, не приняты во внимание Градостроительно-земельной комиссией Москвы, несколько дней назад озвучившей искомый тезис о том, что «новое здание действительно не угрожает» выдающемуся сооружению. Круг стремительно замыкается.

На этом фоне парадоксальным выглядит прошедший благотворительный конкурс на разработку концепции музея «Дом Мельникова», организованный Музеем архитектуры совместно с журналом «Проект Россия». С одной стороны, привлечено внимание к быстрой руинизации здания, к проблеме скорейшей музеефикации, что совершенно верно. С другой – на этом фоне не происходит кардинальных изменений в выведении памятника из конструктивного коллапса. Полностью пробуксовывает государственная воля. Победу над стремительно девальвируемым архитектурным шедевром одерживает бесцеремонный бизнес.

Члены жюри конкурса, лишенные возможности коллективного обсуждения выбора и стратегии продвижения проектов-победителей, тем не менее, достаточно точно отдали предпочтение реставрационно-ориентированным предложениям. Работы трех лидеров (Citizenstudio, АгитАрх Ю.Аваакумова, бюро А.Гинзбурга) объединяет отношение к самому участку, на котором расположен дом, как к неотъемлемой части памятника; отказ от каких-либо новых архитектурных включений; бережное отношение к подлинности сооружения. Тем не менее, в вилке между первым и вторым местом (Аввакумов) – пропасть в понимании дома-музея: от сохранения живой среды обитаемого пространства до его полной (если не сказать варварской) стерилизации. Вовсе за бортом остался проект известного немецкого архитектора-реставратора В.Бренне, специализирующегося на постройках ХХ века. Среди его работ – восстановление знаменитых зданий Баухауза и рабочих поселков Берлина, входящих в Список Всемирного наследия Юнеско. Полное игнорирование этого авторитетного мастера центробежно отдаляет нас от цивилизованного выхода из тупика. От того дня, когда Дом Мельникова будет спасен и отреставрирован на высочайшем мировом уровне.

 Фото: Наталия Меликова

Распечатать статью Распечатать статью

3 комментария

Жаль, что при столь многочисленных отсылках к закона оказалось опущенным, что и проект Бренне, как хорош бы ни был, этим же законам не соответствует. Иное непонятнее и существеннее: отчего все апелляции идут к московскому градоначальству? Имеем дом, идут трещины в нём, а по соседству идёт строительство - так подавайте в суд на застройщика! При чём тут муниципальные комиссии?.. Но отчего-то не вижу я ни единого упоминания о деле "Дом Мельникова против застройщика Имярек". И невольно закрадывается подозрение, что это "жжжжж", а вернее отсутствие "жжжжж" - неспроста.
А тем временем на станции Киевская "отреставрировали" историческую фреску "Праздник в Киеве" 1953 года. В 2013-ом на фреске добавился седобородый дедушка - это изобразил себя товарищ Иванов, директор фирмы подрядчика: http://moya-moskva.livejournal.com/4080428.html?thread=63482412#t63482412
Андрей Волыхов больше года назад   Изменить
Дочитайте комментарии до конца, дедушка был в оригинале. Восстанавливали по оригинальным эскизам фотоматериалам 50-х, а не по состоянию до обрушения.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *