Закройщики из Торжка

dd190e5d63b6cacfe094e447e847e2ac

Константин Михайлов

Опубликовано на сайте Хранители наследия

Два эксперта, один заказчик, минус 45 памятников. Снятие с госохраны – как это делается в России

Одним из самых нашумевших событий 2014 года в российском мире охраны культурного наследия, без сомнения, было исключение разом 45 зданий в историческом городе Торжке из списков охраняемых государством объектов культурного наследия. Соответствующее распоряжение правительства Тверской области издано 16 сентября.

В распоряжении редакции «Хранителей Наследия» имеются копии текстов актов т.н. «историко-культурных экспертиз», которыми обосновывалось это решение, и некоторые другие неопубликованные документы, имеющие отношение к этому делу.

Так что мы можем с документальной точностью проследить, как готовилось кардинальное сокращение числа новоторжских памятников, чего стоят подобные историко-культурные экспертизы и, что немаловажно, кто из аттестованных Министерством культуры РФ экспертов не брезгует подобными занятиями.

Госконтракт № 15

Работа экспертов над определением историко-культурной ценности 45 новоторжских памятников, которые, вопреки элементарной теории вероятности, все как один оказались таковой ценности не имеющими, была, как выясняется, составной частью еще более масштабной работы тверских органов охраны памятников с подопечным наследием.

Из отчета Контрольно-счетной палаты Тверской области по результатам Проверки Главного управления по государственной охране объектов культурного наследия Тверской области за 2010-2012 гг. (от 25 июля 2013 г.) следует, что 30 октября 2012 года Управление заключило Госконтракт № 15 на сумму 12 миллионов 708 тысяч 300 рублей: на «инвентаризацию», т.е. проведение историко-культурной экспертизы выявленных объектов культурного наследия Тверской области на предмет возможности включения их в реестр памятников регионального значения. По нашим сведениям, исполнителем по этому госконтракту выступало московское ООО «ИнжГеоСтрой», причем оно оказалось единственным поставщиком этой культурной услуги по результатам открытого конкурса, признанного несостоявшимся. Что, впрочем, неудивительно, поскольку вряд ли какая экспертная инстанция способна была составить здесь конкуренцию по производительности: по условиям конкурса, за 55 календарных дней требовалось провести историко-культурную экспертизу 738 объектов! Грубо говоря, требовалось выдавать «на гора» 13 с половиной экспертиз в день. Те, кто держал когда-либо в руках настоящий акт историко-культурной экспертизы, представляющий собою фактически полноценное историко-архитектурное исследование, занимающее иногда не один том, включающее анализ архивных и натурных данных, да еще и соответствующее нескольким десяткам формальных критериев, оценят этот научный подвиг. Но госконтракт был исполнен, согласно Акту выполненных работ от 25 декабря 2012 года, исполнитель выполнил все свои обязательства, все 738 объектов были оценены в срок и по достоинству.

А если еще учесть, что по тому же госконтракту и за те же 55 дней исполнитель выполнил еще и титаническую работу по экспертизе проектов зон охраны 1359 (!) объектов культурного наследия на предмет их соответствия действующему законодательству, причем работа эта также была принята заказчиком в срок и без нареканий, согласно все тому же Акту выполненных работ от 25 декабря 2012 года, то остается прямо-таки снять шляпу перед организаторами процесса.

fb62171ccde4010c0a6adaa1aa6fb844

45 их было, 45

Анализ культурной ценности 45 выявленных объектов Торжка достался на долю двум уважаемым и аттестованным Министерством культуры России экспертам — Александру Борисовичу Тренину, руководителю АРБ-2 ФГУП «Институт по реставрации памятников истории и культуры «Спецпроектреставрация», и Марине Владимировне Вержбицкой, главному архитектору проектов того же ФГУП. В графе «сведения об экспертах» на заглавной странице актов экспертиз специальность А.Б. Тренина обозначена как «архитектор-реставратор» со стажем работы 49 лет, специальность М.В. Вержбицкой – «архитектор-реставратор», со стажем работы 30 лет. А.Б. Тренин является также членом-корреспондентом Академии архитектурного наследия и членом Центрального Совета Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры (ВООПИК).

В соответствии с принятыми в Тверской области стахановскими темпами производства историко-культурных экспертиз, уважаемым экспертам пришлось потрудиться на славу. А.Б. Тренин выполнил за 30 календарных дней (с 24 ноября по 23 декабря 2012 года) акты экспертиз по 24 объектам, М.В. Вержбицкая – за 22 календарных дня, с 27 ноября по 18 декабря 2012 года – по 20. Авторство акта еще по одному объекту остается нам неизвестным. Производительность труда экспертов не может не впечатлять – А.Б. Тренин за сутки создавал 0, 77 Акта государственной историко-культурной экспертизы, а М.В. Вержбицкая – 0, 9 такового. А это ведь, как мы понимаем, работа отнюдь не механическая, а творческая, требующая вдумчивого подхода и анализа большого количества информации.

Это не мои домыслы, сами авторы о том свидетельствуют. Например, во всех актах экспертизы за подписью А.Б. Тренина в разделе «Сведения о проведенных исследованиях» указано, что «при подготовке акта… были проведены следующие исследования: рассмотрена документация, предъявленная заказчиком; проведены архивные и библиографические изыскания; выполнено натурное обследование объекта». В актах, созданных М.В. Вержбицкой, указано, что экспертом «были проведены историко-архитектурные и историко-градостроительные исследования… собраны сведения об объекте», а выводы экспертизы составлены «на основе исследований и анализа исторических материалов».

Так что снимать шляпу приходится не только перед организаторами, но и перед исполнителями.
Чтобы читатель лучше представлял масштабы проделанной экспертами в Торжке историко-культурной работы, мы свели ее в краткую таблицу:

№п/п Наименование  выявленного объекта культурного наследия Адрес  выявленного объекта культурного наследия Эксперт
1 Усадьба, 2-ая пол. XIX в.; Дом жилой; Ворота Больничная ул., 3 Тренин А.Б.
2 Дом жилой, 2-ая пол. XIX в. ул. Володарского, 28 неизвестно
3 Дом жилой, XIX в. ул. Дзержинского, 8 Тренин А.Б.
4 Дом жилой, XIX в. ул. Дзержинского, 10 Тренин А.Б.
5 Дом жилой, XIX в. ул. Дзержинского, 12 Тренин А.Б.
6 Дом жилой, XIX в. ул. Дзержинского, 14 Тренин А.Б.
7 Дом жилой, сер. XIX в. ул. Дзержинского, 75 Тренин А.Б.
8 Дом жилой, сер. XIX в. ул. Дзержинского, 79 Тренин А.Б.
9 Дом жилой, XIX в. ул. Карла Маркса, 11 Вержбицкая М.В.
10 Дом жилой, XIX в. ул. Карла Маркса, 33 Вержбицкая М.В.
11 Дом жилой, сер. XIX в. ул. Красная Гора, 2 Вержбицкая М.В.
12 Дом жилой, 1-ая пол. XIX в. ул. Красная Гора, 3 Вержбицкая М.В.
13 Дом жилой, 2-ая пол. XIX в. ул. Красная Гора, 5 Тренин А.Б.
14 Дом жилой, 1-ая пол. XIX в. ул. Кирова, 1 Вержбицкая М.В.
15-16 Пивоваренный завод братьев Каттербах, 2-я пол. XVIII – 1-ая пол. XIX вв.:- дом с флигелями; — лабаз; ограда ул. Кирова, 8 Тренин А.Б.
17 Дом Ляминых, кон XIX в. ул. Кирова, 11 Вержбицкая М.В.
18 Дом жилой, 1-ая пол. XIX в ул. Кирова, 19 Вержбицкая М.В.
19 Дом жилой, 1-ая пол. XIX в Конная ул., 36 Тренин А.Б.
20 Дом жилой, 2-ая пол. XIX в ул. Луначарского,18 Тренин А.Б.
21 Дом жилой, 1-ая пол. XIX в. Мобилизационная наб., 10 Вержбицкая М.В.
22 Дом жилой, 1-ая пол. XIX в. Мобилизационная наб., 19 Тренин А.Б.
23 Дом жилой, 2-ая четв. XIX в. проезд Некрасова, 7 Тренин А.Б.
24 Дом жилой, кон. XVIII — нач. XIX вв. Подольная ул., 13 Тренин А.Б.
25 Дом жилой,  нач. XIX вв. Пролетарская ул., 9 Тренин А.Б.
26 Дом жилой, кон. XVIII — нач. XIX вв. ул. Радищева, 3 Тренин А.Б.
27 Дом жилой, сер. XIX в. ул. Радищева, 7 Тренин А.Б.
28 Дом жилой, 2-ая пол. XIX в. ул. Радищева, 9 Тренин А.Б.
29 Дом жилой, сер. XIX в. Старицкая ул., 35 Вержбицкая М.В.
30 Дом жилой, сер. XIX в. Старицкая ул., 45 Вержбицкая М.В.
31 Дом жилой, сер. XIX в. Старицкая ул., 54 Вержбицкая М.В.
32 Дом жилой, сер. XIX в. Старицкая ул., 58 Вержбицкая М.В.
33 Дом жилой, 1-ая пол. XIX в. ул. Степана Разина, 12 Вержбицкая М.В.
34 Дом жилой, 1-ая пол. XIX в. ул. Степана Разина, 14 Вержбицкая М.В.
35 Дом жилой, 1-ая пол. XIX в. г. Торжок, ул. Степана Разина, 16 Вержбицкая М.В.
36 Дом жилой, 1-ая пол. XIX в. ул. Степана Разина, 18 Вержбицкая М.В.
37 Дом жилой, 1-ая пол. XIX в. ул. Степана Разина, 20 Вержбицкая М.В.
38 Дом жилой, 1-ая пол. XIX в. ул. Степана Разина, 23 Вержбицкая М.В.
39 Дом жилой, 1-ая пол. XIX в. ул. Степана Разина, 25 Вержбицкая М.В.
40 Дом жилой, 1-ая пол. XIX в. ул. Степана Разина, 29 Тренин А.Б.
41 Дом жилой, 1-ая пол. XIX в. ул. Степана Разина, 31 Вержбицкая М.В.
42 Дом жилой, 1-ая пол. XIX в. ул. Степана Разина, 34 Тренин А.Б.
43 Дом жилой, сер. XIX в. Тверецкая наб., 11 Тренин А.Б.
44 Дом жилой, сер. XIX в. Тверецкая наб., 15 Тренин А.Б.
45 Дом жилой, сер. XIX в. Тверецкая наб., 25 Тренин А.Б.

77802f410fb9d8dcdbc3613e72c7e515

Со счетом 45:0

Результаты работы экспертов, возможно, могли расстроить их самих: как они ни старались, ни один из 45 выявленных объектов культурного наследия Торжка не мог удовлетворить строгим критериям, не заслуживал включения в реестр объектов культурного наследия хотя бы регионального значения. Видимо, в списки выявленных объектов все эти десятки старинных домов попали случайно, по ошибке, по недомыслию местных чиновников или излишнему энтузиазму местных краеведов… Но теперь, когда эти памятники стали предметом истинно научного анализа дипломированных московских специалистов, историческая справедливость и экспертная принципиальность победили. Со счетом 45:0.

Конечно же, экспертам Тренину и Вержбицкой просто не повезло. Заказчики почему-то предложили им оценивать исключительно недостойные госреестра охраняемых памятников объекты. Вот и пришлось – взгляните на адреса – снимать исторические дома с госохраны целыми улицами.

Поэтому экспертизы Тренина и Вержбицкой, надо сказать, не балуют читателей разнообразием. Акты занимают 5-6 страниц, не более. После описания истории объекта, особенностей его композиции и декоративного убранства, а также его нынешнего состояния в 45 случаях из 45 следуют выводы: не рекомендуется к включению (вариант – не может быть включен) в Единый госреестр объектов культурного наследия, не обладает признаками объекта культурного наследия, рекомендуется исключить из Списков выявленных объектов культурного наследия Тверской области. То есть снять с государственной охраны.

Но читателей, т.е. Тверское управление охраны памятников и правительство Тверской области, такое единообразие, судя по всему, очень даже устроило. И вышеупомянутым распоряжением тверского областного правительства в сентябре 2014 года всем 45 объектам изысканий экспертов Тренина и Вержбицкой было отказано во включении в госреестр памятников регионального значения.

b92f0c9294d55122992d2738f299c647

Считать несуществующим

Я не подвергаю сомнению, впрочем, тот факт, что эксперт имеет право на собственное мнение. Не кажется ему то или иное здание соответствующим высокому званию объекта культурного наследия – что ж тут поделаешь? Правда, до принятия нынешнего порядка осуществления историко-культурной экспертизы в отечественной традиции охраны наследия всегда были экспертные консилиумы и решения экспертных комиссий. Но нынешний порядок многие решения позволяет принимать единолично. Результаты налицо.

Однако и положение о госэкспертизе, и федеральный закон, и элементарная научная и человеческая этика требует от историко-культурного эксперта достоверности сведений, на которые опираются его выводы. Иными словами, эксперт имеет право на мнение, но не на подтасовку фактов.

Если почитать новоторжские экспертизы А.Б. Тренина, да еще и вспомнить, что он, согласно подписанным им актам, выполнял натурные исследования объектов, поневоле становишься в тупик. Вот, например, заключение экспертизы по Пивоваренному заводу братьев Каттербах: “рекомендуется исключить из Списков выявленных объектов культурного наследия (памятников истории и культуры) Тверской области ввиду физической утраты”. Проблема в том, что здание Пивоваренного завода Каттербахов, конечно же, не в лучшем состоянии, заброшено, местами разрушено – но оно существует. Напомню, что в исторических поселениях, каковым является Торжок, закон требует охранять даже руинированное наследие. А здесь живое здание объявлено утраченным.

DSC_8499

Такое же “обоснование” приводится для невключения в госреестр объектов по адресам: ул. Красная Гора, 5; ул. Радищева, 9; ул. Степана Разина, 29 и 34; Тверецкая набережная, 11, 15 и 25. Не будем разводить дискуссию о художественных качествах этих зданий: все они объединены одним качеством – они существовали на момент проведения экспертизы и существуют доныне, пусть даже – некоторые – и в руинированном состоянии.

d799215ff3e91b9dd458ede55b1e84e7

Вместо послесловия

С момента сочинения экспертами Трениным и Вержбицкой столь интересных и принципиальных актов историко-культурной экспертизы прошло почти два года.

Контрольно-счетная палата Тверской области, подводя итоги Проверки Главного управления по государственной охране объектов культурного наследия Тверской области за 2010-2012 гг., отметила:

«В Правительство Тверской области не было подано ни одного документа, в том числе по выявленным объектам, с целью принятия решения о включении в реестр объектов регионального значения».

В апреле 2014 года правительство Тверской области приняло еще два распоряжения об отказе во включении выявленных объектов в госреестр памятников регионального значения, но они, в отличие от сентябрьского, остались практически незамеченными.

Ни Министерство культуры, аттестовавшее экспертов А.Б. Тренина и М.В. Вержбицкую, ни экспертные корпорации, в которых они состоят, не высказали публично в 2013-2014 гг. официального отношения к их новоторжским экспертизам. В 2013 г. А.Б. Тренин, наряду с двумя другими экспертами, подписал акт государственной историко-культурной экспертизы на проект «приспособления» московского Кругового депо Николаевской железной дороги, построенного по проекту архитектора К.А. Тона. Констатировав противоречие проекта нормам законодательства, эксперты тем не менее признали его пригодным к реализации (!) В сентябре 2013 года около 40% памятника было в ходе «приспособления» снесено экскаваторами, и Круговое депо перестало быть круговым.

Распоряжение тверских властей о снятии с охраны 45 выявленных памятников вызвало сначала шок, а затем критику местной общественности. Градозащитный проект «Тверские своды» заявил: «Налицо проводимая в регионе политика «оптимизации количества памятников», которых, по словам некоторых представителей власти, «слишком много». Т.е. слишком много наследия, слишком много культуры, слишком много народного достояния и национальной гордости. Нужно сокращать. Не говоря уже о том, что полностью обесценивается тяжелейшая работа по выявлению памятников, которая долгие годы проводилась в области лучшими специалистами”.

e333105c585db0a44b61d9eb68a33f0d

Вскоре после издания распоряжения Тверского правительства о снятии с охраны 45 новоторжских памятников в Торжке весьма вовремя состоялась всероссийская конференция «Сохранение и возрождение малых исторических городов и сельских поселений”. Присутствовавший на ней представитель Министерства культуры РФ Александр Работкевич так прокомментировал случившееся: “Нам известно о широком общественном обсуждении процесса исключения выявленных объектов непосредственно здесь, в городе Торжке. Не комментируя основания этого решения, оно представляется на данном этапе преждевременным».

В конце октября 2014 года Министерство культуры России направило губернатору Тверской области Андрею Шевелеву официальное письмо, которое позволяет надеяться на справедливый финал этой истории:

«Правительством Тверской области принято распоряжение от 16 сентября 2014 г. № 450-pn… Распоряжением отказано во включении в Единый реестр объектов культурного наследия 45 ранее выявленных объектов культурного наследия, находящихся в г. Торжке.

Основанием для принятия такого решения послужили заключения историко-культурной экспертизы, выполненные по заказу Главного управления по государственной охране объектов культурного наследия Тверской области.

Анализ указанных экспертных заключений специалистами Минкультуры России позволяет сделать вывод об их несоответствии требованиям Положения о государственной историко-культурной экспертизе, утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации от 15.07.2009 № 569. В этой связи указанные заключения не могли быть использованы как обоснование для подготовки Распоряжения, а подлежали отклонению.

Особо обращает на себя внимание то обстоятельство, что из 8 объектов, указанных в экспертизе как утраченные, 7 имеются в наличии, при этом состояние 3 из них может быть оценено как удовлетворительное».

В заключение письма министерство просит тверского губернатора «принять меры по отмене Распоряжения и возобновлению государственной охраны всех 45 объектов в статусе выявленных объектов культурного наследия».

Мне, со своей стороны, очень хочется верить, что после такого официального документа Министерство культуры найдет также время, силы и инструменты, чтобы оценить по достоинству работу аттестованных им же самим экспертов в историческом городе Торжке.

Распечатать статью Распечатать статью

1 комментарий

Согласно новым поправкам в фз 73 с 15 года вроде не нужна будет экспертиза...попытку можно повторить.....лишь бы обьектбудет ы дожили

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *