Без якорей

200x112
Заявление Общественного движения «Архнадзор»

16 октября на Московском урбанистическом форуме был представлен проект Многофункционального комплекса с гостиницей на Варварке, 14. Проект победил на закрытом международном конкурсе, проведенном инвестиционной компанией ООО «Турбо» при поддержке Москомархитектуры и Мосгорнаследия. Но еще в июле по этому адресу началась установка силовых лесов, что означает угрозу сноса последних домов, сохранившихся от старого Зарядья: доходного дома Персица (строение 2), дома Страхового общества «Якорь» и дома товарищества «Проводник» (объединены как строение 1). Презентация проекта подтвердила эти опасения: за фасадными стенами показан новый объект, да и фасадные стены сохраняются не полностью. Утвержденный несколько ранее (21 сентября) градостроительный план земельного участка показывает весь размах грядущего строительства: согласно этому документу, суммарная поэтажная площадь объекта достигает 50000 кв.м., что более чем в два раза превосходит площади существующих строений.

prowodnik

Инвестором проекта выступает Дмитрий Шумков – застройщик с пресловутым федеральным ресурсом, из того короткого списка «неприкасаемых», которым Москва обязана гибелью интерьеров «Детского мира», стен стадиона «Динамо», Кругового депо Ленинградского вокзала, дома Болконского, доходных домов Привалова… Удивительно, если строительство парка в Зарядье, инициированное президентом России, может сопровождаться сносом подлинных остатков этого городского района, а застройщик надеется преодолеть закон и списать репутационные риски на руководство страны.

12144943_881108921972502_3265136390557747098_n

Каковы же требования закона?

Во-первых, строения 1 и 2 дома 14 по Варварке имеют статус исторически ценных градоформирующих объектов (ЦГФО). Вступившее в силу 25 сентября 2015 года Постановление правительства России «…О зонах охраны объектов культурного наследия» требует сохранения в охранных зонах всех ЦГФО.

12119128_881109055305822_6109447354366935612_n

Во-вторых, оба здания расположены в буферной зоне Московского Кремля как объекта Всемирного наследия, а также в границах охранной зоны Кремля как ансамбля федерального значения. Установленный здесь в соответствии с законом режим регенерации предписывает, согласно Постановлению правительства Москвы 1997 года, «сохранение и восстановление традиционных характеристик ценной градостроительной среды», а вовсе не снос.

Леса

Кроме того, в начале 2015 года прошел общественное обсуждение проект приказа Министерства культуры России «Об утверждении границ зон охраны объекта культурного наследия федерального значения «Московский Кремль», включенного в Список Всемирного наследия ЮНЕСКО, а также требований к режимам использования земель и градостроительным регламентам в границах данных зон». Этот документ, который должен прийти на смену московскому постановлению 1997 года, устанавливает еще более жесткие и ясные требования: «сохранение исторически ценных градоформирующих объектов, составляющих историческое окружение объектов культурного наследия и влияющих на их восприятие», а также запрет строительства, «за исключением применения специальных мер, направленных на сохранение и восстановление (регенерацию) историко-градостроительной среды».

Царин 2

Для строений 1 и 2 проектом градрегламента прямо предписывается сохранение в существующих высотных и плановых габаритах, сохранение архитектурно-художественного решения уличных и дворовых фасадов и даже характера кровельного завершения. Из новых видов работ регламент допускает лишь капитальный ремонт и приспособление чердачного пространства.

12119128_881109055305822_6109447354366935612_n

Проект приказа Министерства культуры, находящийся на стадии утверждения, демонстрирует позицию федерального органа охраны наследия и его экспертов в защиту сохранения застройки на Варварке, 14.

Леса

Иной оказывается позиция органов охраны наследия Правительства Москвы. Мосгорнаследие, причастное к организации архитектурного конкурса, обходит молчанием вопрос соответствия конкурсного задания перечисленным выше требованиям. Департамент утверждает, что режим участка допускает «реконструкцию существующих исторических зданий с их частичной (неполной) разборкой».

1 2 3

Page1 Page2

В июле 2015 года Зарядье, как входящее в буферную зону объекта всемирного наследия «Московский Кремль», стало предметом международной экспертизы ИКОМОС. На рассмотрение эксперта были представлены, в том числе, проекты гостиницы по Варварке, 14. Решение по проекту возможно только после получения официального заключения ИКОМОС и Центра Всемирного наследия.

Но уже сейчас заказчик и проектировщик обязаны привести проект в соответствие с действующим российским законодательством и подзаконными актами. «Архнадзор» настаивает на остановке подготовительных сносных работ и на полной переработке проекта.

DSC02019

Фото: Николай Аввакумов, Александр Фролов.

Распечатать статью Распечатать статью

6 комментариев

Хочу предложить свое видение того, как должен выглядеть подход к данному участку, каким образом здесь можно увязать реставрацию/реконструкцию/регенерацию с новым строительством так, чтобы были соблюдены требование российского законодательства, аппетиты застройщика, а исторический квартал обрел новую жизнь. Во-первых, необходимо выявить и открыто обозначить проблемы данной территории и находящихся на ней памятников, поскольку это cтанет началом поиска путей решения и сохранения исторических зданий. Как сохранить и как сохранять Прошу обратить внимание на существующую застройку со стороны Варваринской площади в ее подлинном историческом виде. Конечно есть более выгодные точки обзора, с которых доходный дом Персица и Варварские ворота образуют живописный ансамбль. А данный ракурс крайне неудачный и неприглядный, тем не менее, выбран не случайно. Он демонстрируют нам, что фоновая и ценная историческая застройка на фоне Китайгородской стены в конкретном месте совершенно не имеет необходимой фоновой составляющей, достаточно конфликтна и образует своего рода «градостроительный хаос» начала прошлого века. Виной тому принципиальная разновысотность двух доходных домов и то, что дом Персица в сторону стены выходит торцевым фасадом. Кирпичная фактура последнего только по идее должна вступать со стеной в диалог, на практике же полностью игнорирует средневековое сооружение, ввиду своей утилитарности и подчеркнуто неуважительного «дворового» характера. Это конечно не повод сносить весь квартал, но так оставлять тоже не лучший из вариантов. Этот исторический хаос явно не из ряда романтичных, милых или парадоксально сформованных ансамблей – он анти-ансамблевый по своей природе. Но только на первый взгляд, на самом деле в нем скрыт огромный потенциал, который нужно раскрыть. Здесь я позволю себе немного отступить от темы и высказать мнение в духе альтернативной истории. Мне представляется совершенно очевидным, что любая градостроительная политика некого вымышленного российского принца-цесаревича Чарльза, добравшаяся когда-либо до гипотетически сохраненных в неприкосновенности Китайгородской стены и собственно Зарядья – отметила бы этот участок как неподобающий, и обязала домовладельцев «привести торцевые фасады оных домов в подобающий благолепию Китай-города и величию стены его вид». Не только здесь, конечно, – проблемных точек в историческом Зарядье хватало, но рассуждения о том, какая судьба ждала бы все прочие это неоправданная фантазия. Есть конкретная задача: не дать превратить в фантазию будущее последнего из них. Как выявить ансамбль Фасад дома Персица, выходящий к стене, однозначно требует изменений. Это должна быть тщательно выверенная комбинация подходов реконструкции, реновации и редизайна. На последний пункт особенно хочу обратить внимание, так как этот подход в России практически не применяется, ограничиваясь редкими случаями оформления витрин магазинов и кафе на первых этажах – а ведь его возможности практически безграничны, намного шире возможностей самой глобальной реконструкции, и главное – крайне уместны в исторической среде и безвредны (поскольку обратимы). Какие возможны изменения? Сразу оговорюсь, дублирование или какое-либо цитирование главного фасада, выходящего на Варварку здесь недопустимо. Какие либо «переодевания» в ином ключе здесь также нежелательны. Причины, думаю, очевидны, - не вижу необходимости в цитировании хартий Юнеско. Идеальный результат мне представляется примерно следующим образом: плоскость стены доходного дома с отреставрированной кирпичной кладкой, возможно усложненной в некоторых местах фактурными вкраплениями нового кирпича или камня в виде наличников или карниза. При этом прорисовка окон требует изменений. Верхние два этажа могут быть относительно обильно остеклены, с целью «нейтрализовать» навязчивый перепад высот с соседним домом, который будет еще более заметным, если тот лишится позднего этажа. Но остекление предпочтительно ломаное, чтобы не возникала иллюзия «надстройки» как элемента враждебного по отношению к историческому городу. Вообще, здесь напрашивается реплика на «проломность» ворот Китай-города, добиться которой можно все тем же изменением прорисовки окон, сделав ее нарочито брутальной, где наличники могут быть заменены стальными балками, а сама стена доходного дома якобы нести следы неоднократного «побеления». Это должен быть не новый фасад, не какая-либо стилизация или модернистский эксперимент (хотя параллели возможны) – должен получится отпечаток гения места, цитата навязанная дому извне – доселе стоящего здесь вопреки, а теперь подчинившегося своему окружению. Итог таких поисков мне видится как некая иллюзия на промышленный лофт – который, с одной стороны однозначно вступит в бесконфликтный диалог со средневековой крепостью, с другой – с соседним домом, выстроенным в духе брутальной эклектики. Касательно фасадов последнего, выходящих к стене, - здесь однозначно нужно убирать надстройку – и правильно подбирать колировку фасада. Историчность цвета сохранять категорически не нужно: здесь важно, чтобы здание играло свою скрипку в том ансамбле, который мы хотим выявить. А исторические бежевые тона ее играть категорически откажутся. Вполне допустимо использовать черный цвет (оконные рамы, колонны и другие элементы декора) в сочетании с белыми и серыми плоскостями фасада. Это идеальное трио, которое будет дружественно цвету и фактуре кирпичной кладки крепостной стены, при этом такая колеровка созвучна брутальному декору самого здания в духе американского бозара, сходство с которым очевидно. О реставрационных практиках на вражеском континенте, о применении черного цвета – прошу ознакомиться, прежде чем не соглашаться. Кстати, тем, кто то еще не знает, зачем и когда здания жертвуют своим историческим цветом, советую найти историю одной из самых масштабных и безупречных ансамблевых реставраций последний лет – площади Place d'Armes в Монреале. На мой взгляд, данная реставрационная практика выявления параллелей и координат путем взаимодействия цвета незаслуженно игнорируется в российских столицах, и ее нужно обязательно перенять (ну разумеется не на Красной площади и не в Новодевичьем монастыре). Эти предложения нужно донести до инвестора и архитекторов гостиницы – которые наверняка не готовы и не желают заниматься поисками путей сохранения. Почему не предложить им готовое решение, которое убедит их в том, что они теряют не фрагмент градостроительного хаоса ушедших эпох, защита которого выстроена на фундаменте «последнего осколка». Этот фундамент они не примут, он им чужд. Заказчик строительства должен осознать сам или прийти через своего архитектора к пониманию того, что в случае сноса теряется потенциально великолепный арт-объект, жемчужина исторической среды, сулящая ему дополнительную, при том значительную капитализацию. Ведь внешнее разнообразие и исторический колорит, наряду с многообразием внутренней типологии отеля (если он будет состоять из трех различных объемов + нового строительства) – это путь к созданию вариативного внутреннего пространства, построенного «снаружи внутрь», с огромным стилистическим разнообразием апартаментов (что недопустимо в архитектурно монолитном объекте) - а отсюда гарантированном притоке постояльцев весьма широкого спектра оригинальных статусных запросов. А какие будут дивидены в случае воссоздания Варварских ворот и включения их в какой-либо мере в гостиничный комплекс! Скажем, в качестве главного входа с оригинальной идеей наземного или подземного сообщения с основным зданием (например, в качестве стеклянной галереи вдоль Китайгородской стены). Просто непростительно, имея такой уникальный участок использовать только единственный ресурс «вида на Кремль». Здесь ресурсов капитализации в несколько раз больше. Мне кажется, что глядя на доставшийся участок – застройщик просто не видит и не осознает ценности того, что здесь есть. Нельзя же полагать, что отказ от сохранения большей части исторических фасадов (смета на эти работы, по моим оценкам не превысит 150 -200 000$) - было принято в целях экономии. Для такого крупного и солидного инвестора это было бы просто смешно. И мелочно. Да и видно, что за сверх-площадями здесь никто особо не гонется. Здания надстраиваются всего одним этажом. Добиться такого прироста квадратных метров можно было бы немного сдвинув площадь застройки в сторону парка. Там и высотность допустима выше, чем вдоль Варварки. Зачем там проектируется пустующая белая площадка неясного предназначения (парковка?) Новое строительство Я категорически не согласен с уважаемым К. Михайловым, высказавшим в одной из последних публикаций сайта свое категоричное «нет» по данному вопросу. Модернизм может быть уместным дополнением к историческим памятникам. Более того – безупречным дополнением. Многие архитектурные эксперименты в послевоенной Голландии и Италии это убедительно продемонстрировали на практике. Более того. Мне представляется, что многие культовые памятники допетровского изурочья, кирпичного и неорусского стилей конца 19-века, если бы им предоставили такой выбор – предпочли бы вступить в диалог с архитектурой такого сдержанного контекстуального модернизма, нежели с эклектикой или ампиром, с которыми они порой вынуждены сосуществовать. Потому что с ними-то уж точно диалог не вяжется – классика в большинстве своих ипостасей никого вокруг не признает и ни с кем считаться не желает. Модернизмом же такое стремление декларируется и порой блестяще реализуется. Разумеется, я никаким образом не призываю к замещению модернизмом подлинной исторической среды. О праве на диалог модернизма с историей можно говорить лишь тогда, когда город предоставляет ему такую возможность, новая архитектура не должна заниматься интервенциями в историческую среду и оставаться там праве завоевателя. Городская же ткань между домом общества «Якорь» и церковью Георгия разорвана – в сторону храма выходит брандмауэр дома. И я, например, будучи категорическим противниом изъятия Зарядья из городского пространства и его музеифицирования под любым соусом – поддерживаю появление здесь нового здания, призванного эту ткань соединить. Конечно, я бы поддержал воссоздание утраченного. Но не хочу (и никому не рекомендую) распускать пустую риторику призывов к едва ли возможному, так как это пустая трата времени и ресурсов. К тому же новое строительство, если будут соблюдены определенные рамки, также может удовлетворить все стороны конфликта: 1) сохранение/восстановление трассировки улиц; 2) сохранение границ исторических домовладений (для фасадов, выходящих в сторону парка это требование не является крайне необходимым); 3) регулирование высотных отметок с учетом окружающей среды. Если эти рамки будут выдержаны, возникнет прекрасная возможность создать диалог между модернизмом и окружающим средневековьем. Диалог не господствующей гостинницы «Россия», а диалог подчиненной, уважительной и уМестной современной архитектуры. Если диалог не состоится – что ж, судьба предыдущего интервента известна. Не каждый модернизм может пережить соседство с Кремлем. Но проблема вообще-то в другом и об этом почему-то никто не говорит. Гостиница ориентируется на изгиб Аллеи звезд, и частично проходит вдоль него. И именно это создает опасную и неприемлемую близость к храму и всему ансамблю Варварки. Потому здесь невозможно или слишком усложнено появление объекта, который был бы тактичен и контекстуален. Пока проектирование ведется вдоль этого советского атавизма любые претензии к модернизму или какому-либо еще стилю здесь будут несостоятельны – поскольку здесь первичен вопрос градостроительный, но никак не архитектурный.но никак не архитектурный. Красные линии, выделенные под строительство, диктуются проектировщиками парка – и поднимать этот вопрос нужно с ними. И этот вопрос желательно поднять - сдвинув гостиницу в сторону парка мы можем решить и проблему этой недопустимой близости к памятникам Варварки, и проблему надстроек над историческими зданиями, полезная площадь которых сможет переехать на отведенное ей пространство.
Обустраивать парк в Зарядье в модернистском ключе - большая ошибка, если не больше. Понятно, что это соответствует амбициям глав. арх. Кузнецова и периоду проведения олимпиады в Сочи, когда надо было демонстрировать открытость и современность России. Сейчас этой затее придаётся китайский крен, притягиванием в Зарядье "Мандарин-Ориентала". Как же в Китай-городе и без китайцев! Зарядье - наряду с Кремлём место зарождения Москвы, низменная территория, ведущая незримый диалог с кремлёвским ансамблем, дающая ему раскрыться в полную силу. Будет ли этому способствовать очередное нагромождение стекляшек? Рельеф Зарядья не менее ценен, чем рельеф Красной площади. Недопустимо его уродовать фальшивой "псковской горкой". Это такое же незаконное вторжение в защитную зону Кремля, как и проект по Варварке, 14. Необходимо требовать полного пересмотра проекта парка с тем, чтобы основной упор в нём был сделан на археологию или на восстановление утраченных памятников, в первую очередь - Китай-городской стены и храма Николы Мокрого. Всё остальное должно плясать от этой "печки", в тч. и возможное деликатное, дозированное употребление модернизма. Например, откопанная и законсервированная Великая ул. могла бы получить стеклянный навес. Также возможна и даже желательна пристройка к зданию Варварка, 14 стр.1 по линии бывшего Кривого пер. Решение фасада с деревьями в кубах - в принципе неплохое. Но совершенно недопустим снос ценных исторических зданий. Стеклянный же фасад по Китай-городскому проезду - просто ужасен. Сильнейший диссонанс с древней стеной, которую для этого решили покрасить в белый - в тон стекляшки. Виданное ли дело, чтобы памятник подгоняли по цвету к новой постройке! Даже при СССР Кремль не перекрашивали под Дворец советов. Модернисты-вредители - руки прочь от исторического Зарядья! Бойтесь Зарядья, которое рушит и топит все честолюбивые планы! Сталину, Орджоникидзе, Берии, Хрущёву, Лужкову с Чигиринским не покорилось, погубит и ваши планы - беспамятные инвесторы-временщики. Уносите ноги и капиталы пока целы!
Нужно иметь очень извращеннное эстетическое чувство (или не иметь его вовсе) чтобы говорить о том, что проектируемый монстр хоть как-то впишется в историческую среду города. Эта, извините за выражение, вундервафля - вещица похлеще дворца съездов в Кремле. Может хватит уже уродовать Москву? Хотите настроить себе домов-бутербродов - вам никто не мешает, пожалуйста - на своем участке на рублевке, на вконец изуродованной дорогомиловке - да где угодно, только не в историческом центре Москвы!
"Ну так что здесь говорить, что здесь спрашивать..." У Закона есть известное качество, вопреки молве, – его на кривой козе не объехать. Для него нет ни эллина, ни иудея, ни простого жулика. Просто надо соблюдать при следовании ему ПДД (Правильно всё Делай). И у известных товарищей (господинов, превосходительствв или просто сиятельствов, как правильнее?) будет только два выхода – на переаттестацию или на улицу. Вовремя нашлась берестяная грамота на том же месте, по тому же случаю! – "Автор грамоты описывает поездку, обращаясь к адресату «господине». В письме говорится, что поехавших задержал некто, имевший на это право, и взял с них сперва 13 бел, да еще 3 белы. По неназванной причине автор письма отдает ему и его матери еще 20 бел «с полтиною». Бела – денежная единица небольшого номинала, сменившая" Теперь это называется "чёрный нал"...
Почему такое спокойствие по поводу ужасного и варварского сноса исторических зданий на Варварке ? Кому вообще нужна такая гостиница ? Почему нельзя сохранить существующие здания и приспособить их под гостиницу ? Как всё это остановить ?
Ольга Владимировна больше года назад   Изменить
Это Вы у себя под носом стройте "бутерброды", а не у нас на "Дорогомиловке" , которая тоже имеет историческое значение и любима многими именно в таком виде, в котором она существует.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *