С подмосковными Москва: пополняя Красную книгу

Продолжая обновлять Красную книгу Архнадзора, представляем номинацию «Сельские усадьбы, вошедшие в черту Москвы». Несмотря на приобщение к столичному городу, их судьба по-прежнему напоминает судьбу многочисленных загородных усадеб, пустующих на всем пространстве былой помещичьей России. Как и везде, господские дома в пределах МКАД бьют  временные рекорды запустений, чаще горят и иногда воссоздаются в новых материалах.

Тема начинается сразу за городской чертой старой Москвы — Камер-коллежским валом, к которому примыкает усадьба Васильевское, более известная как Мамонова дача. (Собственное название — первый признак нахождения вне города.) Несмотря на недавний пожар деревянного мезонина с куполом, в барском доме продолжает работать Институт химической физики, основанный нобелевским лауреатом Н.Н. Семеновым. Денег нет.

Пожар на Мамоновой даче

Другой режимный институт — Теоретической и экспериментальной физики — занимает усадьбу Черемушки, недоступную для осмотра. Здесь пустуют два парковых павильона, составляющие вместе с остальными постройками усадьбы редкий по сохранности ансамбль. Институт, как филиал Курчатовского, не входит ни в систему Академии наук, ни в систему Росатома. Остается гадать, чего у него нет — денег или желания заниматься наследием.

В усадьбе Ясенево эти вопросы задавать пока некому: новый собственник пришел лишь в 2018 году. Предыдущий пользователь за четверть века не смог закончить воссоздание усадебного дома, начатое в 1970-е годы. А ведь это было реставрационное объединение! Дом интересовал его как склад. Отчасти утешает то, что перед нами новодел почти утраченного памятника.

Аналогичный случай в Кунцеве. где деревянный дом Нарышкиных горел в далеком 1974 году. Под предлогом некритичных повреждений был разобран и выстроен из кирпича, но сохранил охранный статус. Вновь горел совсем недавно — и после четырех перепродаж все еще ждет реставрации.

Главный дом усадьбы Покровское-Стрешнево горел в 1992 году и восстановлен в утраченных частях. С тех пор пустует. Двадцать лет бездействия собственника — «Аэрофлота», еще четыре года бездействия пользователя — Высшей школы экономики — ничего не изменили в его судьбе. Как и передача в собственность Москвы и в пользование Мосприроды.

Участь барского дома разделяет пустующая и регулярно горящая Оранжерея.

Усадьба Виноградово, иначе Долгие Пруды, давшая имя Долгопрудному, обладает двумя господскими домами. Это не причина соглашаться на утрату одного из них, известного под фамилией помещика Германа. Деревянный дом стильной авторской архитектуры пустует четверть века, после вывода санатория областного подчинения. Только в 2017 году памятник перешел к Москве в лице все той же Мосприроды. Но, как и в Стрешневе, это «лицо» пока ничем себя не проявило. А дом готов обрушиться.

Знаменитые Кузьминки разорваны в имущественном отношении между Москвой и федерацией, и этому разрыву нет конца. Благополучие «московских» павильонов не должно вводить в заблуждение. Во-первых, часть из них погибли раньше и впоследствии воссозданы. Кроме того, на половине города пустует с 1990-х Скотный двор. А заброшенные «федеральные» объекты все еще сохраняют подлинность. Среди них жемчужина ампира — Египетский павильон и соседняя Померанцевая оранжерея с фантастическим интерьером.

А есть еще усадебные бедствия «новой Москвы».

Страдания русской усадьбы — отложенное продолжение 1917 года. Даже Москва пока не в состоянии завершить столетие.

Распечатать статью Распечатать статью

1 комментарий

Страдания русской усадьбы — отложенное продолжение 1861 года если быть точным

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *