Перед выбором

 

Пять лет назад, в предыдущую избирательную кампанию, Архнадзор издал Хартию охраны исторической Москвы — всего семь пунктов. Тогда мы предложили кандидатам в мэры подписать ее. И они подписали (кроме Сергея Собянина, конечно).

Что же изменилось за пять лет — по пунктам?

1. Мы говорили, что «необходимо установить особый статус территории исторического города Москвы. Она должна иметь четко установленные границы, особый режим застройки и охранный статус».

Мы продолжаем это говорить. В терминах закона это статус «исторического поселения», которого столица России как не имела, так и не имеет. А поправки в Федеральный закон № 73-ФЗ «Об объектах культурного наследия», принятые в 2015 году, не позволяют федеральной власти наделить Москву этим статусом в обход региональной исполнительной власти.

Вопрос к выборам: будем ли мы еще пять лет уговаривать городскую власть считать Москву городом историческим?

2. Мы говорили, что поскольку «сохранение наследия, управление его объектами – целая отрасль городского хозяйства и управления, в сферу ее входят несколько тысяч объектов исторической недвижимости и обширные территории, более 100 объединенных охранных зон», — «эта деятельность требует координации работы Департамента культурного наследия, Москомархитектуры, департаментов городского имущества, градостроительной политики, культуры, туризма, рекламы и других». А потому «необходимо ввести должность заместителя мэра Москвы, непосредственно отвечающего за сохранение наследия и развитие исторического города».

Мы продолжаем это говорить. Пять лет не изменили в этом пункте ничего.

3. Мы говорили, что «вопросы градостроительства, связанные с сохранением культурного наследия, не могут решаться, как сейчас, на закрытых для экспертов и представителей общественных организаций заседаниях Градостроительно-земельной комиссии или в кулуарах Мосгорнаследия». Что «необходимо создать городской Совет по культурному наследию».

Совет с таким названием начал работать только в конце 2017 года, и только как Совет при Департаменте культурного наследия Москвы. Координаторы Архнадзора входят в его состав. Но мы писали о Совете при самом Правительстве Москвы еще и потому, что тема наследия фактически относится к компетенции нескольких департаментов (см. предыдущий пункт).

А вот Градостроительно-земельная комиссия во главе с мэром Москвы (ГЗК) остается подлинным центром принятия решений, и центром закрытым.

4. Мы говорили, что недопустимо принятие и исполнение «секретных» документов, когда речь идет о «судьбах памятников и исторических зданий». Мы требовали публиковать решения о статусе и предмете охраны объектов культурного наследия, ценных градоформирующих объектов, объектов историко-градостроительной среды, границ территорий и зон охраны памятников; протоколы заседаний, на которых принимаются эти решения; материалы государственной историко-культурной экспертизы; проекты реставрации и градостроительные проекты в зонах охраны; градостроительные режимы и регламенты для территорий исторической Москвы.

Эти требования по большей части исполнены; в частности, в силу поправок к 73-му Федеральному закону, принятых в 2015 году, стала обязательной публикация актов экспертизы. Прошедшие три года показали, как важна открытость этих документов для судьбы наследия. Лишь публикация проектов реставрации и градпроектов остается делом доброй воли городских властей, проектировщиков или заказчиков. Увы, добрая воля — редкость в таких делах, и о проектах мы судим, как Персей о Медузе, по «отражению в щите» — актам историко-культурной экспертизы.

5. Мы говорили, что на территории исторического города, в первую очередь — в зонах охраны памятников, необходимо «запретить снос (разборку, демонтаж) объектов историко-градостроительной среды – зданий и сооружений, построенных до 1955 года».

Это требование лишь кажется романтическим: оно принято и исполняется в Петербурге. Но не в Москве. И вновь на помощь пришла федеральная власть: в том же 2015 году был принят подзаконный акт — «Положение о зонах охраны объектов культурного наследия», запретивший снос в охранных зонах исторически ценных градоформирующих объектов.

Увы, правительство Москвы три года учит эту норму, регулярно забывая или игнорируя ее в своих решениях. Ценные градоформирующие объекты продолжают исчезать.

6. Мы говорили, что проекты нового строительства и реконструкции в зонах охраны должны проходить согласование в Мосгорнаследии. Что «допускаемые законом строительство и реконструкция «в рамках специальных мер по регенерации историко-градостроительной среды» возможны исключительно как восстановление утраченных ранее объектов, но ни в коем случае не как снос сохранившихся исторических зданий и новое строительство на их месте».

Практика согласования органом охраны наследия градостроительных проектов постепенно налаживается «в рамках межведомственного взаимодействия» Москомархитектуры и Мосгорнаследия. А вот исполнение законодательного требования «регенерации» как единственно возможной деятельности в охранных зонах остается предметом произвольных толкований правительства Москвы и пока не защищает от сноса. Даже несмотря на расшифровку термина в федеральном подзаконном акте 2015 года — «Положении о зонах охраны…» (см. предыдущий пункт).

7. Мы говорили, что разрушение либо повреждение охраняемых государством памятников должно приводить не только к административной, но и к уголовной ответственности виновных. Что «в структурах городской прокуратуры и полиции необходимо создать специализированные подразделения, обеспечивающие соблюдение законодательства об объектах культурного наследия и о градостроительной деятельности в зонах охраны объектов культурного наследия». Что «несанкционированный снос исторических зданий должен приводить: для заказчиков работ – к расторжению инвестконтрактов, договоров об аренде земельных участков и зданий, отзыву градостроительных планов земельных участков, разрешений и ордеров на строительство; для исполнителей работ – к возбуждению процедуры отзыва лицензий и прав на работы на территории г. Москвы».

Специализированные подразделения прокуратуры и полиции не созданы. Случаи уголовного преследования вандалов единичны. Случаи расторжений и отзывов также.

Таковы факты. Дальше — тишина.

День тишины.

Распечатать статью Распечатать статью

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *