«Московские памятники. Реальное положение дел»: ответ Сергею Собянину

Мэр Москвы Сергей Собянин опубликовал в личном блоге текст «Московские памятники. Реальное положение дел». Построенный на статистике Департамента культурного наследия, текст по своему значению выходит за пределы статистического отчета и может считаться программным.

Но сначала все же о цифрах. Во-первых, число зданий — объектов культурного наследия всех уровней охраны составляет в этом отчете, округленно, 4500 (если точно — 4448). Для тех, кто слышал о восьми с половиной тысячах памятников Москвы, требуется уточнение: четыре с половиной — это число именно зданий, то есть объектов, имеющих полезную площадь. Недостающие тысячи образуют сооружения, в числе которых монументы, археология, захоронения с надгробиями, памятники техники и проч.

Важнее то, что во-вторых. Мэр Москвы констатирует утрату с 2011 года, то есть за время своего руководства городом, всего 9 (девяти) охраняемых зданий всех категорий. Среди них один реестровый памятник, самовольно снесенный собственником в 2014 году — деревянный дом во 2-м Вышеславцевом переулке, 3; четыре заявленных на охрану объекта; четыре ценных градоформирующих объекта (ЦГФО).

Утрата в Вышеславцевом переулке была, конечно, заметным событием в нашей градозащитной жизни, однако многомесячные эпопеи борьбы, включавшие уличные противостояния, посвящались не этому стремительно снесенному домику. Неужели мы тратили силы напрасно? Или это были сны?

Знаковые утраты 2011-2014 годов просто не упоминаются в отчете мэра Москвы.

Памятник федерального значения — «Усадьба Шаховских-Глебовых-Стрешневых», наполовину уничтоженная в 2011 году «Геликон-оперой», не упоминается потому, что правительство Москвы само обеспечило снос сознательной манипуляцией с адресом, позволившей ему, правительству, не считать усадьбу памятником вовсе.

Памятник регионального значения «Универмаг «Детский мир»», потерявший свой атриум в 2012 году по желанию ВТБ, не упоминается потому, что атриум не входил в предмет охраны, а решение Юрия Лужкова об этом предмете не было пересмотрено администрацией Сергея Собянина. Нет предмета — нет статистики.

Еще один реестровый объект — стадион «Динамо», снесенный на 3/4 по желанию того же ВТБ и в том же 2012 году, не считается утраченным, поскольку правительство Сергея Собянина провело манипуляцию с видом объекта, назвав памятник «достопримечательным местом». То есть таким объектом наследия, который подвержен изменениям в соответствии с Градкодексом. Стадион был расчерчен на регламентные участки, а в регламентах был прописан снос по частям.

Памятник регионального значения «Круговое депо Николаевского вокзала«, снесенное в 2013 году на 2/5 по желанию РЖД, не считается утраченным, поскольку экскаваторный снос проходил под шапкой «реставрации с приспособлением» и одобрялся актом государственной историко-культурной экспертизы, а в предмете охраны памятника, выпущенном после сноса, круг значится целиком существующим. Потому что Альхену стыдно.

Памятник федерального значения — «Палаты Киреевского», XVII век, не считается утраченным в 2014 году просто потому, что не считается. Его воссоздание от подвалов проходит как продолжение реставрационных работ, хотя само правительство Москвы ходило в суд против виновников сноса. Реставратор-рецидивист, осуществивший снос, снова в трудах.

Соборная мечеть, снесенная в 2011 году; дом Болконского, наполовину снесенный и надстроенный в 2013 году; доходные дома Привалова, снесенные в 2015-м: эти и другие знаковые объекты не упоминаются в отчете потому, что еще до смены городской администрации им было отказано в государственной охране. Однако несправедливость отказов была настолько очевидна, что градозащитные кампании в защиту этих зданий были самыми громкими и конфликтными.

Чтобы не портить статистику, действующая администрация, прежде чем позволить сносить исторические здания, сначала лишает их статуса. Так, статуса ЦГФО лишён приговоренный к сносу главный корпус завода «Красный богатырь».

Эти воспоминания нужны не ради исправления официальной статистики: она не изменится. Просто необходимо помнить, какими жертвами обеспечен поворот действующей администрации города к сохранению статусных памятников.

Если осторожно согласиться, что этот поворот произошел (не ранее 2014 года), на первый план выходит сохранение всей исторической среды, включая заявленные на охрану объекты и близкие им по степени беззащитности ценные градоформирующие объекты.

Перечисляя утраты в этих номинациях (наш перечень, конечно, больше), мэр Москвы фактически признает, что не обладает достаточными средствами для их защиты. Например, заявленный на охрану Госпиталь Красного Креста в Лефортове снесен вопреки усилиям Мосгорнаследия. Собственник «предпочел уплатить штраф», как и после сноса другого заявленного памятника — Элеватора на Павелецком вокзале.

Правда, что дополнительные средства защиты среды должен вручить мэру Москвы, как и всем нам, законодатель. Вероятно, снос заявленных памятников должен быть криминализирован, как это сделано в отношении сноса выявленных. Норма о сохранении ценных градоформирующих объектов в охранных зонах должна подняться из федерального подзаконного акта в закон и в нем усилиться. Если бы правительство Москвы сложило свои законотворческие усилия с нашими, мы, вероятно, добились бы этих изменений.

И все-таки в тексте Сергея Собянина есть настоящий «позитив». Это само согласие считать ценные градоформирующие объекты — то есть специальным образом перечисленные объекты исторической среды — категорией, подлежащих сохранению. Таких в Москве 1289, и это не предел.

Следующий, необходимый шаг — согласие администрации города придать Москве статус исторического поселения. Только этот шаг убедит нас в необратимости намерений властей.

Распечатать статью Распечатать статью

4 комментария

В качестве продолжения позитивной темы также очень бы хотелось, чтобы московские власти озаботились воссозданием и возрождением наиболее знаковых столичных зданий и памятников, утраченных в годы советской власти, в особенности в тех местах, где до сих пор - пустыри. И чтобы в следующие семь лет таких возвращенных святынь и легенд стало статистически больше, чем только лишь храм Преображения Господня в Преображенском и памятный крест на месте убийства великого князя Сергея Александровича в Кремле.
Мне видится решение задачи с приданием статуса исторического поселения Москве и в дальнейшем - другим федеральным городам (отданным на откуп местной городской власти) постепенным образом: 1. Сначала выявить в городе кварталы, улицы или даже районы с нетронутой грубым строительным вмешательством градостроительной ситуацией и составить список и градплан с нанесённой на него ситуацией и историческим описанием сохранившихся территорий с объектами. Многие из них уже имеют статус, остальным пока придать выявленный статус окн. 2. Давать статус исторического поселения пока именно таким закреплённым сохранившимся историческим кварталам, улицам. 3. Если такие территории будут находиться рядом, то объединять их в одну территорию исторического поселения внутри города. 4. Постепенно такие территории смогут слиться в одну большую историческую зону, охраняемую государством.
Если действовать по сценарию, нарисованному пользователем Ирина, можно получить несвязные резервации памятников, окруженные бурной градостроительной деятельностью. Важно придать статус сразу большой территории, чтобы в корне пресечь попытки переформатирования исторического центра и внедрения в него высотной застройки.
Очень правильное предложение, Валентин! Есть пожелание и Архнадзору развернуть свои усилия от оплакивания на воссоздание и возрождение ранее утраченных знаковых архитектурных шедевров, в первую очередь Сухаревой башни (см."Сухарева башня возрождение" в фэйсбуке).

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *